«Любовь» чёрных душ

В прокуратуре раздался телефонный звонок из райотдела милиции:
- В поселке Новозасецкий совершено зверское убийство. 36-летнюю мигрантку из Украины и троих ее дочерей ночью зарезали в собственных постелях.  Хозяйка дома, где обнаружены убитые, утверждает, что у нее похищены деньги и ценные вещи... 

Дом со скверной репутацией

Начальник отдела по расследованию особо важных преступлений Валерий Игнашин немедля выехал на место трагедии. Одноэтажный дом в три окна на высоком фундаменте по улице Кадровой показался ему зловеще угрюмым. Угол плохо оштукатуренной стены в подпалинах, покосившаяся крыша. На сарае яростно каркала стая наглых ворон, возбужденных миазмами пролитой ночью крови.

- Домик еще тот, - подтвердил неприятные ощущения следователя прокуратуры встретивший на улице участковый уполномоченный. - Года два назад здесь был сильный пожар. В огне погибла вся семья. Наследники кое-как подлатали да и продали эту несчастливую хоромину. 

- Кому? 

- Сейчас домом владеет некая Татьяна Извекова. Тридцати лет, без определенных занятий, поселилась в Новозасецком недавно, - скороговоркой выложил милиционер известную ему информацию.

- Этой ночью она была дома? 

- Нет. Говорит, ночевала у знакомых.

- Почему?

Участковый неопределенно пожал плечами. 

- А где она сейчас?

- Увезли в больницу на «скорой». Приступ диабета...

Беглый осмотр дома наводил на мысль, что преступник в самом деле проник в дом вроде бы с целью ограбления. В одной из комнат все перевернуто вверх дном, на полу разбросаны вещи. Но ведь совершено убийство четырех человек! Причем с чудовищной жестокостью.

В помещении, где убийца искал поживу, - свесившееся с дивана тело женщины с перерезанным горлом. Ее убитые дети - в соседней спальне. У одной из девочек снесена верхняя часть черепа. 

Следователь взял в руки документы убитых. Мать, Сорока Нина Васильевна, 1965 года рождения, гражданка Украины. Замужем за гражданином Украины. Проживала без регистрации. Ее дети: Лиана, Яна и Нелли. Шести, восьми и шестнадцати лет. Каким ветром занесло их в Тульскую область? 

- Следы взлома замка на входной двери не обнаружены, - доложил эксперт-криминалист. - Можно предположить, что дверь на ночь не запиралась...

Уже ниточка. И ведет, сколь ни странным кажется предположение, прямиком к хозяйке. К тому же оперативники выяснили, что накануне трагедии владелица приглашала электрика починить свет перед крыльцом. Тоже деталь.

- Едем в больницу, - велел следователь.

Широкая натура 

Лежавшая на больничной койке Татьяна Извекова производила впечатление убитой горем женщины. 
Извинившись, что приходится тревожить ее в больничной палате, следователь начал снимать показания свидетельницы с вопроса весьма прозаичного:

- Сколько Нина Сорока платила вам за жилье?

- Нисколько, - обиженно поджала губы Извекова. - Они жили бесплатно...

- В качестве кого? Вы родственники?

- Мы были больше чем родственники.  Нина и ее девочки были для меня всем...

Постепенно по ходу допроса вырисовывались детали, которые немало озадачили работника прокуратуры. Оказалось, что Татьяна Извекова познакомилась с Ниной Сорокой летом 1995 года в Москве на Арбате. Несколькими годами ранее Нина разошлась с мужем и, забрав рожденную от него дочь Нелли, в поисках лучшей доли перебралась из Украины в Россию. Здесь от разных мужчин у нее родились еще две девочки: в 1992 году Яна, а тремя годами позднее Лиана. 

Она снимала комнатенку в квартире какого-то москвича-пьянчужки, расплачиваясь за постой когда деньгами, а когда собственным телом. На жизнь же зарабатывала мелкой уличной торговлей. Но средств катастрофически не хватало.
По словам Извековой, ее глубоко взволновала несчастная судьба Нины, тем более она сама росла в детдоме и о бывшем муже у нее остались тоже черные воспоминания. 

- Позвольте полюбопытствовать об источниках вашего дохода, - прервал душещипательный рассказ свидетельницы следователь, уже знавший от участкового, что у Татьяны Вячеславовны всего 8 классов образования, а в поселке за месяц с небольшим ее успели узнать как не занятую никаким трудом прожигательницу жизни. 

- У меня была собственная квартира в Московской области, в поселке Протвино, - охотно пояснила та. - Сначала мы поехали туда. Затем я продала ее, и на вырученные деньги мы существовали, снимая жилье. 
Средства эти, как можно было понять из рассказа Извековой, быстро растаяли. Но тут умерла ее бабушка в городе Одинцово, и Татьяне досталась еще одна квартира. После продажи и этой собственности она приобрела домик в поселке Новозасецком и за месяц до трагедии перевезла сюда подругу и ее детей, намереваясь жить с этой семьей долго и счастливо...

- Почему вас не оказалось дома в ночь убийства? - задал следователь больше всего интересовавший его вопрос. 

- Я засиделась в гостях у знакомых, - непринужденно рассказывала Извекова. - Мне надо было продать кое-какие украшения, и мы долго обсуждали, как это лучше сделать... Увы, их унес убийца... 

Со слов Татьяны, у нее украли золотые украшения и 200 долларов США. Внимательно слушая ее, исподволь наблюдая за мимикой и жестами, следователь все больше проникался ощущением, что есть в поведении этой женщины какая-то нарочитость, неискренность. 

Узнав адрес ее знакомых, следователь направился к ним.

«Мужик ты или не мужик?»

Семейная чета Олег и Жанна Жариновы обосновалась по соседству с Извековой. Они также недавно перекочевали в Новозасецкий. Олег устроился водителем на автобазу, Жанна стала продавцом в небольшом магазинчике. С ними жили взрослая дочь Кристина и отец Жанны. 

Возле калитки их дома следователь обратил внимание на заиндевелый снег. Бурые пятна на нем были похожи на следы крови. Подозрения усилились, когда следователь вместе с участковым зашли в жилище. Хозяева успели с утра «принять». Но опьянение не помогало им совладать с волнением. Руки тряслись, глаза бегали...

- Да, Татьяна этой ночью была у нас, - подтвердила алиби Извековой Жанна Жаринова. - Она хранила дома золото, 
деньги, наверное, грабители на них и польстились... Мы ничего не слышали, все было тихо...
Не услышать два выстрела из охотничьего ружья да еще зарядом крупной дроби, произведенные меньше чем в сотне метров от соседского дома?

«Важняк» расстался с Жариновыми в твердом убеждении: им есть что скрывать. Заглянули в картотеку - и ба, какая находка: по месту прежнего жительства в Тверской области Олег Жаринов совершил угон автомобиля! До суда он был под подпиской о невыезде. Значит, теперь в бегах... 

На следующий день оперативно-розыскная группа приехала к Жариновым снова, и следователь с ходу пошел «раскалывать» скрывающегося от правосудия автоугонщика. Но речь повел сразу о главном - об убийстве.

- С какой целью вы убили Сороку и ее дочерей? 

Олег сразу обмяк, закрыл лицо руками. Он тут же написал явку с повинной и стал давать признательные показания. А 
случилось все так...

Семейство Жариновых переехало в Новозасецкий недавно. Нужно было замести следы. Пока обустраивались - засветились окна и в соседнем мрачном доме, про который в поселке говорили, что колобродят там бесы и недавно заживо сгорели люди. А скоро и хозяйка собственной персоной наведалась. Мол, здрасте, я ваша новая соседка, петрите что-нибудь в электричестве, проводку надо починить... Олег «петрил» и упрашивать себя долго не заставил. В доме кроме них никого не было. Пока ковырялся с проводами - Татьяна вышла к нему в халатике, наброшенном на голое тело. 
Положила руки на плечи, притянула к себе его голову...

Скоро должна была прийти Нина с детьми, и ее подруга торопилась получить удовольствие. Испытав мирскую усладу, они успели одеться до прихода Сороки и ее дочерей. 

- Познакомься, Нина, это Олег, наш сосед, - представила их Извекова. 

Они уселись за стол вспрыснуть знакомство. После пары рюмок водки Олега развезло и он поведал, что погорел на автоугоне и надеется в Новозасецком переждать, пока его следы не затеряются. Извекова запомнила, что рассказал о себе болтливый соседушка. 

Олег зачастил в дом напротив. Татьяна принимала новоявленного любовника по первому классу: и закуска была хороша, и спиртное лилось рекой... С их первой встречи прошло чуть больше месяца, и как-то Извекова, будучи у него в гостях, за рюмкой сказала Олегу как бы между прочим:

- Знаешь, дружок, мне надоело содержать у себя Нинку с ее оравой! Надо бы убрать их. Я хорошо заплачу...

- Как убрать?! - изумленно уставился на любовницу Жаринов. 

- Очень просто: взять и убить. Это стоит пять тысяч долларов. Одной соперницей в наших отношениях будет меньше. Так ты возьмешься решить эту проблему?

Свидетелем того, как Извекова «заказывает» свою близкую подругу и ее детей, оказалась дочь Жаринова Кристина. Она попыталась вразумить гостью.

- Да вы что, тетя Таня, рехнулись?.. 

И все же пять тысяч долларов! На дороге не валяются... И когда через две недели Извекова снова вернулась к этому разговору, Жаринов внутренне был готов исполнить ее просьбу. Сумма, назначенная соседкой за убийство, воодушевила и его жену.  

...Апрельским вечером Нина хлопотала на кухне, готовя ужин. Вернувшиеся с прогулки Лиана и Яна играли в куклы, Нелли читала книгу. Поужинав с ними, Татьяна поднялась из-за стола и, поцеловав Нину в щеку, ласково сказала:

- Схожу к Жариновым. Надо обсудить, как выгоднее продать браслет и кольца.  Вернусь поздно. Вы ложитесь спать, меня не дожидайтесь. Замок за мной поставь на «собачку». Открою сама, будить не буду...
Придя к Жариновым, Татьяна сказала только одно слово:

- Сегодня!

Чтобы подогреть решимость Олега, заказчица преступления не поскупилась на спиртное. За трапезой Извекова вкрадчиво капала яд лживых слов: 

- Нина болтает на каждом углу, что ты скрываешься здесь после угона... В конце концов, мужик ты или не мужик?! Инсценируем ограбление...

Жаринов обреченно вздохнул и достал припрятанный обрез охотничьего ружья. 

- Пушка в порядке? - забеспокоилась Извекова. И вдобавок «заботливо» вручила Олегу длиннющий кухонный нож.

...Было три часа ночи, когда Жаринов открыл незапертую на защелку дверь, подцепив лезвием ножа, как учила Татьяна, «собачку». Жанна с обрезом, завернутым в пакет, осталась на улице. 

Он начал с матери. На цыпочках подойдя к дивану, почти шепотом позвал:

- Нина!

Та спала чутко, сразу подняла голову. И в этот момент он обрушил на ее шею удар ножом. Затем схватил за волосы и, отогнув голову назад, полоснул по горлу. Затем Жаринов вышел во двор, взял у жены обрез и пошел убивать дочерей 
Сороки. Сперва в ход пошло ружье, затем - нож.

- Надо уходить... - поторопила жена.

Открыли платяной шкаф в комнате, где лежала убитая Нина, и вытряхнули все из него на пол, имитируя ограбление. 

- Всех порешил, - выдохнул с порога Олег.

- Лиану, младшенькую, жалко, - сказала жалостливо Татьяна. А затем подытожила: - Ну да ладно, всех так всех.

...На следствии и суде Извекова упорно отказывалась признать свою вину, заявляла, что Жариновы оговорили ее, она же всей душой до последнего дня любила подругу и ее дочерей. 
 


вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц иК"