Кровавое золото

С некоторых пор в соответствующие подразделения МВД РФ начала поступать информация о появлении на черном рынке прибалтийских стран, Молдовы и Турции большого количества русского золота высокой пробы. Примерно в это же время в некогда захолустном провинциальном городке Касимове Рязанской области стали происходить странные события.

Местные стражи порядка, которым еще совсем недавно приходилось иметь дело разве что с банальной бытовухой, теперь все чаще составляли сводки о тягчайших преступлениях. В самом Касимове и на его окраинах загремели выстрелы. В списках убитых или похищенных, которые бесследно исчезали, оказывались люди самого различного социального происхождения и общественного положения: коммерсанты и рабочие, местные авторитеты и военнослужащие.

Впрочем, о массовом появлении русского золота на зарубежных рынках рядовые касимовцы вряд ли знали. Что касается волны преступлений, прокатившейся по городу, у них было по этому поводу вполне определенное мнение: во всем виноват «проклятый цветмет» - так в простонародье называли открывшийся здесь Приокский золотоперерабатывающий завод. Он действительно в корне изменил жизнь и быт патриархального Касимова. 

Возникал вопрос: касимовское ли золото всплывало на черных рынках упомянутых выше стран? Ведь город на Оке - не единственное место в России, откуда могли брать начало маршруты по контрабандному вывозу за рубеж желтого металла.

И вдруг первая сенсационная зацепка. Информация, взбудоражившая сотрудников Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) МВД РФ, отслеживающих ситуацию, пришла из Нижнего Новгорода. Именно там потомки незабвенного Шуры Балаганова, державшего в руках, как он думал, золотую гирю, привезли в город на Волге на продажу нечто подобное - золотой слиток, который они по простоте душевной попытались взвесить на обычных весах в рядовом продовольственном магазине. Необычная «гиря» потянула аж на целый килограмм! В ходе последовавших допросов оперативники выявили, что, если отбросить посредников, золотишко попало к незадачливым продавцам от двух работников касимовского завода. Это выглядело несколько странно, ибо неоднократные тщательные проверки свидетельствовали: ни грамма драгметалла с предприятия не пропадало.

На организацию самой современной системы охраны там средств действительно не пожалели. Завод разделили на две зоны. В одной располагалось основное производство по переработке золота. Ее окружало некое подобие пограничной контрольно-следовой полосы, со всех сторон опоясанной колючей проволокой. Эти традиционные старинные средства дополнялись чувствительными датчиками, камерами слежения. Чтобы попасть в следующую зону, где располагалось вспомогательное производство, а затем за территорию предприятия, надлежало миновать еще два поста спецконтроля, где раздетых догола сотрудников скрупулезно проверяли.

И тем не менее факт был налицо: именно в Касимове похитили тот самый обнаруженный в Нижнем Новгороде слиток. 
Во время повального обыска всех помещений и возможных тайников «следаки» обнаружили несколько небольших слитков. Они хранились в... обычных рабочих рукавицах. Вновь и вновь допрашивали Александра Рогозина - аппаратчика участка электролиза, который, как предполагалось, был первым звеном в цепочке, по которой килограммовый слиток оказался в Нижнем. Тот признался, что действительно прятал в тумбочке душевой золото, но кто его забирал оттуда и каков дальнейший путь драгметалла, ему неизвестно.

Стали разрабатывать всех, кто работал в смене арестованного Рогозина. Это были двое мужчин и одна женщина. В обмен на обещание, что чистосердечное признание им засчитают как явку с повинной, они подтвердили, что воровали всей сменой. Бригадный подряд позволил им за десять заходов похитить 78 (!) килограммов золота. Они показали все тайники, где прятали его, но забирали и выносили слитки за территорию предприятия другие люди. Их потом вознаграждали тем же золотом или платили долларами.

Теперь оставалось выяснить, каким образом скапливалось такое количество неучтенного драгметалла, как его выносили с территории предприятия в таких количествах и при столь, казалось бы, надежной охране.

Первую задачу решил заместитель начальника УБОП УВД Рязанской области Валерий Лапушкин. День за днем он изучал отчетность, по которой все сходилось с точностью до грамма. Так и не найдя концов, засел за изучение специальной литературы, часами не выходил из цехов, отслеживая все этапы технологического процесса.

Озарение пришло внезапно. По существующей технологии в процессе выплавки промышленного золота в него добавляют медь. Этим и воспользовались злоумышленники. Как показали повторные экспертизы партии уже выплавленного золота, содержание в нем меди было завышено. Установили, что плавку вел большой мастер своего дела некто Клещев. Но «алхимиком» его в определенном кругу работников предприятия почтительно называли не за умение выплавлять золото чистейшей пробы, а за другое. Именно он додумался добавлять медь в тот момент, когда очередной выплавленный образец уносили на контроль в лабораторию. С этим образцом, естественно, все было в порядке. Зато продолжение плавки шло с повышенным содержанием меди.

Но задержать и допросить «алхимика» не удалось. По каким-то каналам истинные организаторы этого преступного бизнеса узнали о его разоблачении. И однажды Клещев без всяких причин не появился на своем рабочем месте. Прошел день, другой, а на третий его тело обнаружили на окраине лесного массива. Убили «алхимика» в его собственной машине. 

Теперь впору было заняться выяснением того, как украденное золото оказывалось за территорией предприятия. Из оперативной информации стало известно, что готовится вынос с завода большой партии драгметалла. Оперативники тайком, в багажниках автомобилей, проникли на территорию завода. Глубокой ночью появился первый улов. На контрольно-следовую полосу со стороны основной производственной зоны были выброшены несколько слитков. Вором оказался работник, который, предварительно замкнув сигнализацию, а затем открыв форточку, выбросил рукавицы с золотом. Потом их должны были подцепить с помощью специального устройства его подельники. Дальше - больше: удалось обнаружить несколько тайников. неясным оставалось, как золото оказывалось за пределами предприятия. Ведь несунам надлежало миновать еще и зону, где шмон голых сотрудников шел по полной программе. Напрашивался вывод: пройти столь строгий контроль украденное золото могло только с помощью бойцов военной охраны.

Это было специальное подразделение внутренних войск МВД. В личных делах офицеров, исполнявших обязанности дежурных помощников комендантов, имелись неоднократные отметки о поощрениях за бдительность, в том числе за предотвращение хищений золота. И тем не менее решили осуществить тайную проверку. В обеденный перерыв тщательно осмотрели карманы бушлата у одного из помощников коменданта капитана Виталия Богданова. Криминалистическая экспертиза подтвердила наличие в собранной там пыли микроскопических частиц золота.

На первом же допросе Богданов признался во всем. Он поведал о многих оригинальных способах хищения золота. Однажды, скажем, доблестный страж закона вынес девятикилограммовый слиток в банке с краской. Небольшие куски золота порой запускали через заводскую стену с помощью обыкновенной рогатки. Но основная масса желтого металла уходила за ворота предприятия не путем такой мелочевки, а через проходную, минуя «бдительную» охрану. Вступив в сговор с несунами, охранники проводили своих людей, минуя специальную досмотровую систему, в необходимых случаях отключали прибор контроля, лишь имитируя проверку. Несунов хорошо вознаграждали, но основной навар снимали криминальные боссы.

Установили и их имена. Началось с того, что в поле зрения следователей оказался один из комендантов объекта, непосредственно руководивший охраной, - капитан Сергей Каменский. Оперативники были поражены, зафиксировав, что капитан тесно общается с руководителем местной преступной группировки Андреем Ефремовым по кличке Ерофей. Бандит по вечерам частенько появлялся на квартире капитана.

Когда Каменского задержали, он, как и Богданов, не стал запираться. Рассказал, что Ефремов (Ерофей) не только возглавлял влиятельную касимовскую преступную группировку, но поддерживал связь с балашихинским, рязанским и другими преступными сообществами. 

Теперь пришло время брать самого Ерофея. Но, как и в случае с Клещевым, оперативно-следственную группу опередили. Еще шли допросы Каменского, как в Касимовское УВД поступило сообщение: возле одного из гаражей обнаружен труп человека. Прибывшие на место происшествия милиционеры сразу же опознали убитого - это был Ерофей. Значит, кто-то, занимавший еще более высокое положение в касимовской преступной иерархии, узнал об аресте Каменского, а возможно и о данных им признательных показаниях. А раз так, то прямая угроза нависала не только над Ерофеем, который был с ним на постоянной связи, но и над всей длинной криминальной цепочкой преступного «золотого бизнеса».

Уже потом, когда стало известно имя организатора этого преступления, а сам он арестован, выяснилось: в расправе над Ерофеем присутствовал и личностный элемент. Местный босс боссов Виталий Курбатов по кличке Курбат давно уже с подозрением относился к Ерофею. До него стали доходить слухи, что тот нелестно отзывается в кругу своих приближенных о нем, более того, явно метит на его место. Так что задержание капитана Каменского, сулившее в ближайшей перспективе арест Ефремова, стало для Курбатова удобным поводом для устранения конкурента.

Но и без показаний устраненного Ерофея у следственной группы скопилось обстоятельное досье на Курбатова. Из показаний других арестованных бандитов вырисовывался облик циничного, отличавшегося патологической жестокостью преступника.

Задание по устранению Курбата получил один из его подручных - Анатолий Рыбаков. Но Ефремов, обладавший звериным чутьем, заподозрил неладное, увидев подходящего к нему Рыбакова, и успел выхватить пистолет. Два выстрела прозвучали одновременно. Пуля, сразившая Ерофея, оказалась смертельной, но и Рыбаков получил тяжелое ранение. Тогда Курбат распорядился убрать и этого, ставшего теперь уже ненужным киллера. На следующий день другой член банды - 
Анатолий Митюков задушил Рыбакова удавкой.

Теперь на очереди было задержание Курбата, но тот, оценив ситуацию, исчез из Касимова. За его домом установили наблюдение, но шли дни, а главарь бандитов не появлялся. По данным, полученным от осведомителей, он скрывался в Москве. Одновременно стало известно, что скоро он на короткое время тайно заглянет в родной город, чтобы собрать дань у своих подельников. Очередной сигнал гласил: Курбат в городе. Выследила его и осуществила молниеносный захват спецгруппа, которую возглавил шеф Касимовского РУБОПа Алексей Сорокин.

После гибели Ерофея и ареста Курбатова многие ранее молчавшие подследственные по «золотому делу» начали давать показания. В частности, выяснилось, что по указанию Курбата готовилось покушение на Алексея Сорокина. 

Соответствующий заказ был выдан киллерам из балашихинской ОПГ. Что касается разоблачения несунов, то оказалось, что среди них были передовики производства из плавильного цеха, самые проверенные офицеры из батальона охраны, помощник директора предприятия Герман Карюшин и даже тренер заводской футбольной команды Николай Соснин. 

Государству были возвращены десятки килограммов припрятанного драгметалла, сданы толстые пачки долларов, полученных несунами от преступных авторитетов. К различным срокам лишения свободы военный трибунал, слушавший «золотое дело», приговорил сто двадцать человек.
 

Савелий ВОЛОХОВ

вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц иК"