Из тьмы веков
Явление чёрной Мадонны

Рождение Иисуса подробно описано Матфеем и Лукой, и, хотя в ряде мест повествования различаются в деталях и временных вехах, оба евангелиста сходятся на том, что Спаситель мира родился от земной женщины...


Обожествление Девы Марии произошло лишь в XIII веке. Это было время Крестовых походов и рыцарского культа Прекрасной Дамы, когда паладины, отправляясь на Святую землю, отдавали себя под покровительство Богоматери. Сострадающая и полная заботы о спасении грешников, она была вознесена на небеса, где заняла место рядом с божественным Сыном.

Белоснежные одеяния символизировали ее непорочность, а белые мистические лилии - чудодейственность молитв. Тем загадочнее предстает явление Черных Мадонн. Высеченные из угольного гагата или разноцветные, но с зачерненным лицом, они неисповедимыми путями проникали под своды древних готических соборов и самых знаменитых католических монастырей. Живописные полотна и чудотворные иконы черноликой Девы Марии широко распространились почти по всей Западной Европе: от Испании и Франции до Бельгии и Германии. Да и в Польше Черная Богоматерь - один из наиболее почитаемых образов. Воистину волнующая загадка!

Появление Черного Иисуса в Латинской Америке легко объяснимо. Такая миссионерская новация способствовала приобщению к истинной вере рабов, ввозимых из Африки. Но Черная Богоматерь где-нибудь во Франции.

Как же появилась она?

Когда христианство распространилось за пределы Святой земли, Римская империя жадно впитывала всякого рода восточные верования. Экстатические культы с их оргиями и жертвоприношениями начали проникать на Запад и смешиваться с местными верованиями. Римские завоевания лишь ускорили этот губительный для судеб империи процесс, достигший пика ко II веку нашей эры. В культе восточных богов, которые умирали, чтобы возродиться для новой жизни, одухотворялись циклы природы с их расцветом плодоносящей жизни весной и осенним увяданием.

Из завоеванного Египта сначала в Грецию, а потом и в Рим пришла величественная мистерия злодейски убитого Осириса и его безутешной жены Исиды, чудесным образом зачавшей младенца Гора. Воскресение Осириса, ознаменованное прорастанием зерен, сопровождалось радостными празднествами по всей метрополии. Даже в таком провинциальном городе как Помпеи был раскопан величественный храм Исиды. Ее образ с младенцем у левой груди олицетворял всепоглощающую идею страдания и любви (ее изображения - почти копия икон Девы Марии).

Ничто не проходит бесследно. И древние верования не умирают в одночасье. Темноликая Дева Мария явилась из бездны времен. Не случайно такие изображения были найдены в глубинах соляных шахт и горных выработках. Возможно, Черную Мадонну тайно избрали своей покровительницей древние углекопы и рудных дел мастера. Правда, корона на ее челе явно свидетельствует о куда более высоком предназначении Царицы мира, а ребенок у левой груди - о генетической связи с Исидой. Как и египетская богиня, увенчанная рогами с солнечным диском, Мадонна несет вездесущую благодать материнства и притягательную идею спасения.

Но связь Черной Мадонны с древними богинями Земли, «Венерами палеолита», коим поклонялись повсюду, уходит еще дальше, в самые толщи культурных слоев. Великие матери, рождавшие богов и героев: Астарта, Кибела, Геката - под разными именами народы мира почитали единое начало всего сущего. Но тайный, а потому «черный» культ той же Кибелы, когда, оскопив себя серпом, фанатики кропили ее алтарь своею кровью, наложил неизбежный отпечаток на лик «катакомбной» Мадонны. К ней, в частности, перешли и магические атрибуты богинь-матерей. Особенно это сказалось в тех районах, где процветали беспощадно подавляемые инквизицией еретические течения катаров, богомилов, альбигойцев. Закономерно, что статуи Черной Мадонны чаще всего можно встретить именно в храмах французских провинций Прованса и Лангедока. А в Тулузе и ныне существует обычай подношения Черной Деве из Дорада пояса, обеспечивающего женщинам легкие и быстрые роды. В точности такой пояс считался священным атрибутом Исиды и супруги Зевса Геры, покровительницы брака и материнства.

Свой вклад внесли и друиды - таинственные жрецы непокорных кельтов. Кельтская богиня Эпона тоже нередко была представлена в образе кормящей матери. Хотя первоначально она считалась богиней Луны и покровительницей умерших, а под именем Бригитты, хозяйки вод, обеспечивала плодородие полей и скота.

Древние боги уходят, но смерть и любовь по-прежнему правят миром. Разве не показательно, что знаменитая Черная Дева из Лангедока, известная еще и как Марсельская Богоматерь, была найдена возле бьющего из-под земли ключа. Проведенные на этом месте раскопки обнаружили заключенный в мрамор термальный источник, целительная сила которого была хорошо известна римлянам еще в эпоху галльских походов (Галлия - нынешняя Франция). Бригитта, (галлы иногда называли ее и Белисамой - «Самой блистательной») не только заняла достойное место в обширном римском пантеоне, но и благополучно пережила последующую реформу принявшего христанство императора Константина. Монахи, разрушавшие античные статуи, посчитали ее за Святую Мадонну.

Похожая история произошла и в Пюи-ан-Валей. Там, на горе Ани, находился друидический дольмен, от которого уцелела только верхняя плита. С незапамятной древности за ней сохранилось наименование «камня, спасающего от лихорадки». Позднее плиту встроили в римский храм, где она продолжала служить той же гуманной цели. В 250 году нашей эры одной хворой вдове было явление Девы Марии, указавшей место чудесного исцеления. Так чудеса Белисамы закономерно отошли к Деве из Пюи. И по сей день приходят недужные с дарами к кельтскому камню...

В свою очередь, сами того не ведая, друиды послужили посредниками в распространении греко-римских культов на галльских землях. Марсель, или античная Массалия, находившаяся под покровительством греческой богини-охотницы Артемиды, сделался основным форпостом этих религиозных веяний. 
Девственную сестру солнечного Аполлона галлы воспринимали как свою собственную богиню Эпону. Но коль скоро Артемида (у римлян - Диана) считалась не только богиней Луны и хозяйкой лесов и полей, а порой выступала и в ипостаси ужасной Гекаты (адской богини ночи и черной магии), к ней перешел и ее черный цвет. Изображения повелительницы ночных волхвований вырезали из черного дерева или камня и помещали в подземельях. Ей приносили и подношения особого рода, которые, пережив века, вошли в нынешний ритуал почитания Черной Девы из Прованса.

Так было почти повсеместно. Сначала Прованс сделался своего рода перевалочным пунктом в соседнюю Испанию, затем культ Черной Мадонны достиг Польши, издавна связанной тесными узами с Францией. Вот и получилось, что Черная Дева потихоньку предстала законной наследницей некогда низвергнутых великих богинь!

Не обошлось, однако, и без соперниц, темные лики которых заполонили картины художников и церковные образа. Подлинные факты истории не слишком заботили средневековых богословов. Сказания из Ветхого Завета, как правило, интерпретировались в духе христианских таинств. Герои и события библейской старины аллегорически истолковывались в русле Евангелий. Не удивительно, что и царица Савская, прибывшая некогда с караваном золота к царю Соломону, предстала в христианской ипостаси. 

Уроженка Сабы - страны на юге Аравии, легендарная царица принадлежала к белой семитской расе, но как «царицу Эфиопии» ее всегда изображали темнокожей. Исконные связи еврейских колонистов с древней африканской страной - историческая реальность. Возможно, это и послужило основанием для древнеримского историка Иосифа Флавия назвать царицу Савскую эфиопкой Никаулис, что во многом предопределило судьбу первого на африканском континенте христианского государства. В его конституции провозглашалось:

«Императорский сан останется закрепленным за потомком Хайле Селассие I, наследником царя Сахле Селассие, линия которого без пресечения происходит от династии Менелика I, сына царицы Эфиопии, царицы Савской, и царя Соломона Иерусалимского».

После марксистского переворота Хайле Селассие и его наследник были злодейски убиты. Старейшая династия мира в 1974 году перестала существовать. А ведь по крайней мере с XIII века происходила она «без пресечения», сын же царицы Савской и царя Соломона Менелик упоминается в хрониках царства. 

Один из редчайших случаев, когда миф не только претворяется в жизнь, но и побивает все рекорды долголетия.

В Средневековье чернокожей «царице Юга» была приписана роль «приносящей души» далеких языческих народов, ибо, по разумению богословов, она является символом христианской церкви, главная цель которой - привлечение людей к истинной вере, помощь им в обретении вечной души и вечной жизни.
Раннехристианский богослов Исидор из Севильи писал:

«Соломон воплощает образ Христа, который воздвиг дом Господень для небесного Иерусалима не из камня и дерева, а из всех святых. Царица с Юга, которая пришла услышать мудрость Соломона, должна пониматься, как церковь, пришедшая из самых дальних границ мира, чтобы услышать голос Бога».

И уж совсем неожиданно царица оказалась в пленительной ауре «Песни песней», приписываемой опять же Соломону и посвященной его возлюбленной Суламифи: «...Черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. Не смотрите на меня, что я смугла; ибо солнце опалило меня...» («Песнь Песней 1:4-5»).

Древнейшее изображение Черной Мадонны - «царицы Юга», датируемое 1150 годом, находится в церкви Пресвятой Богородицы в Корбей, во Франции. Широко известна и ее великолепная статуя в Шартрском соборе. Запечатлена она и на фасаде собора в Реймсе, где короновались французские короли.

Три образа слиты воедино: Пречистой Девы, мудрой «царицы Юга» и прекрасной маленькой простолюдинки Суламифи. Но, невидимые, стоят за ними древние богини-матери, грозные и милостивые, дарующие Вечную Жизнь.
 

Еремей ПАРНОВ
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц и К"