Елена ЗАВГОРОДНЯЯ, подполковник внутренней службы: 

«От Камчатки до Москвы - одна остановка...»

Визитная карточка
Подполковник внутренней службы Елена Александровна Завгородняя, начальник штаба Управления исполнения наказаний Минюста России по Камчатской области. На службу в учреждения уголовно-исполнительной системы пришла в 1976 году, после окончания средней школы. Начинала служащей в машиносчетном бюро колонии. Когда ей исполнилось 18 лет, впервые надела военную форму. Была контролером следственного изолятора, инспектором по делам несовершеннолетних, инспектором уголовно-исполнительной инспекции, начальником отделения. Образование высшее: закончила Харьковский юридический институт. 

Край мечты

Накренившись на крыло, боинг компании «Трансаэро» стал выписывать посадочный разворот. Внизу, в иллюминаторе, среди плотных облаков мелькнула каменная гряда и вплоть до горизонта - сплошная водная гладь.

- Три брата охраняют вход в Авачинский залив, - прокомментировал сосед, фотокор Петр Сальков, прилетевший сюда 
далеко не в первый раз, указав на торчащие из воды каменные столбы, как бы составляющие продолжение гряды. - Значит, правее будут Корякский и Авачинский вулканы, а слева Вилюй...

Но, увы, как ни старался, разглядеть этих великанов не смог. Самолет снова нырнул в плотные облака. Когда белесая пелена осталась выше нас, увидел лишь подножие ближнего вулкана. И через несколько минут корпус боинга затрясся от включившихся тормозов, шасси уже катили по посадочной полосе. 

На выходе со взлетно-посадочного поля - встречающие. Среди них женщина в военной форме, с погонами подполковника внутренней службы - Елена Александровна Завгородняя. Она и Сальков давние знакомые, еще по предыдущим командировкам. А теперь с этой необычной женщиной, которая всю жизнь мечтала жить на Камчатке и добилась своего, знакомлюсь и я.

- Давненько ли камчадалкой стали, Елена Александровна? 

- Когда я впервые побывала на полуострове? Ой, лучше не спрашивайте. Сколько лет-то пролетело...
Еще в школе Лена мечтала побывать на Севере, на Дальнем Востоке и больше всего - на Камчатке. Тогда вся ее семья жила на Украине. Отец был начальником колонии, а мать цензором в том же учреждении. Отчасти поэтому той же дорогой пошла и Лена. Окончив среднюю школу, она свою биографию в уголовно-исполнительной системе начинала со служащей машиносчетного бюро колонии. 

В первый заработанный отпуск она отправилась не к Черному морю, куда звали ее друзья-однокашники, а сорвалась в края суровые и отдаленные. Побывала в Магаданской области, где проехала по знаменитой Колымской трассе. На следующий год отправилась на Камчатку. Уже тогда сразу поняла, что обязана приехать на полуостров не временной гостьей, а постоянной жительницей.

Когда исполнилось восемнадцать, Лена надела военную форму, аттестовалась. Ее назначили контролером следственного изолятора. Работа нравилась, но еще больше форма. Она подчеркивала ее литую фигуру, придавала девичьему лицу выразительность и строгость. Лене казалось, что она стала старше. А кому в этом возрасте не хочется сразу оказаться взрослым? Вот и ходила в форме не только на работе, но и дома. 

Но, конечно, не одна лишь военная форма стала завлекаловкой, из-за которой вчерашняя десятиклассница пошла на службу в учреждение уголовно-исполнительной системы. Хотелось учиться дальше, получить высшее образование. Но при поступлении в юридический институт приемная комиссия предпочтение отдавала юношам. Среди девушек был очень высокий конкурс, к ним предъявлялись повышенные требования. Реальнее всего было поступить, имея направление с работы, то есть получив рекомендацию органов внутренних дел (тогда УИС входила в состав МВД). 

- Девчонкой я мечтала, что буду следователем-криминалистом, - вспомнила былое Елена Александровна. - В годы моей юности на экраны вышел телесериал «Знатоки». Его героиня Зина Кибрит стала моим кумиром... 

В 1979 году Елена Завгородняя поступила в Харьковский юридический институт на факультет МВД, на очное отделение. Четыре года учебы пролетели быстро. Вместе с дипломом получила первое офицерское звание «лейтенант». Распределили ее в районный отдел внутренних дел Харькова, в инспекцию по делам несовершеннолетних. К тому времени у нее родился второй ребенок. Первый же - еще в институтские годы. Сегодня у старшего сына уже своя семья. Александр, как и мама, со своей половинкой познакомился во время учебы. Он и она были курсантами Саратовского юридического института МВД. Тогда и сыграли свадьбу. Сейчас оба лейтенанты, и оба год как работают в УВД Ульяновска экспертами-криминалистами. Получается, что пошли по протоптанной дорожке.

Второй сын - Евгений, как и его старший брат, тоже закончил Новочеркасское суворовское училище, а потом - Воронежский институт МВД. Этим летом, после первого курса, он прилетал в отпуск к маме на Камчатку. Правда, ей пришлось оплатить ему дорогу. Финансовой сметой института такие расходы не предусмотрены. 

Мечта Елены Завгородней жить и работать на Камчатке сбылась в 1991 году. Новое место работы - городской отдел милиции Петропавловска-Камчатского, должность - инспектор по делам несовершеннолетних. В ту пору многие старались сбежать с полуострова. Людей пугала неопределенность, смутное представление о дне завтрашнем. Чего греха таить, во все времена не только военный, но и гражданский люд на Камчатку стремился за выслугой лет, на заработки. 
Нет, были, конечно, и романтики...

В период перестройки камчатские льготы быстро стали пустой декларацией. Стоимость проезда возросла так, что и 
годовой офицерской зарплаты не хватало на то, чтобы оплатить перелет к родителям на Украину, которая к тому же стала заграницей. Надбавка за отдаленность, складывавшаяся в былые времена в двойную зарплату, как бы растворилась в плотном океанском тумане. Но даже и эти деньги удавалось получать с многомесячной задержкой, да и то не в полном объеме: то без пайковых, то без надбавок за сложность и т.п.

Новенькому инспектору участок работы выделили самый что ни на есть. Рядом располагалась судоремонтная верфь, где царили «законы моря». Подопечными были дети моряков, которые месяцами не видели отца или мать, а то и обоих родителей. Ушел траулер на рыбный промысел - когда он вернется? А ребятня предоставлена самой себе. Тут можно ожидать любых сюрпризов, и они следовали один за другим. Частыми были молодежные драки, воровство, перепродажа разного шмотья, привезенного моряками из-за границы. Возвращение с работы домой, если приходилось задерживаться, было сродни путешествию по минному полю. Можно было запросто встретиться с пьяной компанией молодых людей или нарваться на охотившихся за припозднившимися прохожими любителей легкой наживы. Мизерные зарплаты, а то и повальная безработица толкали многих на преступный путь.

- Работы было, как говорится, выше крыши, - вспоминала Елена Александровна, - но это мой хлеб...

Минуло около года службы, когда Завгородняя перешла на другую работу - инспектором в уголовно-исполнительную инспекцию Управления исполнения наказаний УВД Камчатской области. На новом месте почти сразу решился вопрос с жильем, выделили кой-какую площадь в общежитии для семейных. Изменился и профиль работы. Теперь ее подопечными стали осужденные без лишения свободы и уже отбывавшие наказание в колониях, но освобожденные. Это были взрослые люди, только хлопот они доставляли иной раз не меньше, чем несовершеннолетние сорвиголовы.

В этом подразделении Елена Александровна прошла все ступени: была обычным инспектором, потом старшим и наконец - начальником отделения по руководству УИИ. С этой должности в 1999 году и была назначена начальником штаба УИН Минюста России по Камчатской области. 

Тогда на весь Дальний Восток лишь две женщины работали на столь специфических и очень ответственных постах. Еще бы, к начальнику организационного отдела УИН, или, как еще называют эту должность, начальнику штаба, стекается вся информация о деятельности управления. И не просто для накопления, а для анализа и быстрого реагирования. Да, в штабе рождаются многостраничные отчеты и другие документы, здесь информация аккумулируется, анализируется, по ней предлагаются и принимаются решения. Затем их дальнейшее движение контролируется, чтобы добиться точного и неукоснительного исполнения. 

- Моя работа мне нравится, - делится Елена Александровна. - Работать приходится с людьми и документами, которые опять же готовились людьми...

Дача под вулканами

Участок в десяток соток с домиком и двумя тепличками - место, где подполковник внутренней службы Завгородняя, отрешившись от нескончаемой работы, отдыхает. С крылечка, на котором уютно посидеть теплым вечером, в ясную погоду видны все центровые вулканы Камчатки: Авачинский, Корякский и Вилючинский. Вот тогда можно воочию ощутить их природную мощь, полюбоваться прелестью их белоснежных шапок. На участке растет зелень и картошка, клубника, кусты смородины черной и красной. Теплички - для помидоров, огурцов и сладкого перца. На земле полуострова произрастают все садово-огородные культуры, как и в средней полосе, за исключением яблонь и груш. Ведь Петропавловск, если посмотреть на глобус, расположен почти на той же параллели, что и Москва. Вот только времени ухаживать по-настоящему за всем этим хозяйством у начштаба Завгородней чертовски мало. Приезжает сюда наскоками, когда выкроит час-другой. Благо до дачи рукой подать, всего десяток километров от города. 

- Страшно под вулканами жить?

- Да что вы... Когда приехала на Камчатку, соседи меня предупредили, мол, здесь опасно: вулканы, землетрясения и т.п., поэтому надо всегда наготове чемодан с вещами держать и спать у открытого окна. Зачем? А для того чтобы, как тряхнет, - стремглав с семейством на улицу.

Когда только приехала, почти неделю спала у открытого окна, благо было лето, и чуть ли не в обнимку с чемоданом. Потом надоело это: чемодан забросила под кровать подальше, а окно закрыла. Человек, он ко всему привыкает. Всю жизнь бояться нельзя.

Однако, когда тряхнуло первый раз, как рассказала Елена Александровна, было очень даже страшно. Случилось это среди ночи: посуда из шкафа посыпалась на пол, раздался звон бьющегося стекла; раскладушка с сыном самостоятельно переехала от одной стены к другой. Нет, паники не было. Все мигом оделись, взяли с собой самые необходимые вещи и быстро покинули помещение. Около двух часов провели на улице, но толчки, к счастью, не повторялись. 

- За десять с лишним лет, проведенных на Камчатке, - рассказала Елена Александровна, - я привыкла к местным особенностям. Бывало и так, что вечером спрашивали: а вы не чувствовали, как трясло? Нет. Странно. Были толчки, и не слабые. А я в тот день большую часть времени на колесах провела, ездила с комиссией в Мильковскую женскую колонию, а это около трехсот километров и основная часть пути не по асфальту, а по гравийке. Так что меня, водителя и членов комиссии тоже трясло, и еще как, на протяжении почти пяти часов...

Камчатку Елена Александровна обожает. Объездила и облетала почти весь полуостров. Сама любит водить машину. А местные дороги далеко не всегда устелены асфальтом.

Вот такая судьба у Елены Завгородней, женщины, которая любит форму и носит ее постоянно. У нее нет проблемы, как у других женщин, что надеть сегодня утром, в чем прийти к вечернему столу.

А еще она любит готовить. Ее фирменные блюда - борщ по-украински и курица с грибами. Любит животных. В доме две собаки: кавказская овчарка Жаклин, обученная на караульную службу, и терьер Капитолина. Они мирно уживаются с двумя большими белыми лягушками. 

- Не так уж Камчатка и далека, - сказала на прощание подполковник внутренней службы Завгородняя, - всего-то одна 
остановка до Москвы. В Петропавловске в самолет сел, а в Москве вышел. Вот только лететь девять часов - ровно столько, на сколько у нас со столицей разница во времени...
 

Алексей  Григорьев

вернуться к рубрикам номера

Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц иК"

Rambler's Top100Rambler's Top100