Из тьмы веков
Кровавое чудовище из Жеводанa

Подлинная история французской «собаки Баскервилей»

 Пастушка растирала по лицу кровь, перемешанную со слезами. Еще находящаяся во власти только что пережитого, она не чувствовала боли и не знала, что у нее вырвано полщеки. Кровь текла из раненых рук и ног девушки. Обрывки платья свисали с худого тела. Столпившиеся вокруг крестьяне деревни Лангонь, их жены, дети, могли видеть сквозь эти прорехи алые борозды, которые остались от огромных когтей. «Это было чудовище! Нет, это не волк! Это - чудовище...» - причитала пастушка. Односельчане же взирали на нее с недоверием: кто в эти россказни поверит?

Однако не минуло и месяца, как все в округе заговорили о монстре. Поздней осенью 1764 года огромный зверь напал на девочку из деревни Виварис, на трех подростков из Шайла-Левек, на молодую женщину из Арзанс и на девочку из Торис... Чудовище выкусывало жертвам щеки и языки, пило кровь и разбрасывало вокруг внутренности погибших. И эта кровавая вакханалия шла по возрастающей, охватывая все больший район Жеводана - горной малонаселенной Оверни!

* * *

Темным ноябрьским вечером Жан-Пьер Пурше, скотовод из Жюллианж, пошел в амбар за сеном для быков. И вдруг увидел, как тяжелая черная тень крадется по пустырю вдоль поселка: «Оно! Чудовище!» Как все овернские крестьяне в ту тревожную пору, Пурше держал под рукой оружие - тяжелый двуствольный мушкетон. Фермер прицелился и пальнул из первого ствола - зверь сначала будто растворился в ночи, а потом неожиданно появился вновь и совершенно по-человечьи ...встал во весь рост! Папаша Пурше не растерялся - выстрелил во второй раз. Чудовище издало жуткий крик, и тут... «Мы столкнулись взглядами, - рассказывал потом жандармскому приставу папаша Пурше, - и меня поразили глаза зверя: они были человечьи!»

По горным долинам поползли слухи о «лу-гару» - волке-оборотне - не то звере, не то человеке. Священники окропляли святой водой патроны, которые приносили им в церковь крестьяне: ведь мохнатого колдуна-людоеда могла поразить только особая пуля, заговоренная...

Капитан Дюамель, командир отряда драгунов, расположенного в Лангедоке, во все эти байки не верил. Он знал: нет в «нежной» Франции такого зверя, которого не свалил бы добрый заряд дроби! Поддержанный местной властью, деятельный офицер объявил по всей Оверни запись в отряды волонтеров, готовых участвовать в охоте за четвероногим убийцей. Вскоре под начальством капитана оказались более двадцати тысяч всадников. С таким воинством можно было устраивать облаву!

8 ноября Дюамелю доложили, что зверя обнаружили у замка Бом - чудовище как раз собиралось напасть на мальчика-пастуха. Тут же двести охотников окружили Бом и стали сужать круг оцепления. Удивительным образом зверь почувствовал опасность и укрылся в соседнем леске. В это время к охотникам подтянулось подкрепление - драгуны Дюамеля, и стало ясно, что уж из этой ловушки людоеду не спастись! И тогда зверь первым пошел в атаку: в несколько прыжков преодолел замерзшее поле, разделявшее его от загонщиков, и ринулся на одного из них! Картечь, выпущенная практически в упор - с пяти метров! - опрокинула зверя навзничь. Как ни в чем не бывало чудовище встрепенулось - и получило новый заряд крупной дроби!.. В зверя палили со всех сторон, он валился наземь и опять вскакивал... Неожиданно чудовище рванулось в сторону и исчезло в черном лесу.

Приближалась ночь. Охотники торжествовали. Завтра останется сущий пустяк - найти тело твари... Но поутру прилетевшая из деревни Римез тревожная весть быстро вернула кавалеристов к суровой правде: пока охотники искали труп зверя в промерзшем лесу, он - живой и невредимый - выгрыз бок молодому крестьянину. Сомнений не оставалось: чудовище и в самом деле было недосягаемым для пуль!

И тут вспомнили о «королевском жантийоме» Денневале, отправленном не так давно на заслуженный отдых. Некогда Денневаль слыл лучшим во Франции охотником на волков. Утверждали, что 60-летний граф истребил не менее двенадцати сотен серых хищников. Причем охотился он обычно без посторонней помощи.

Сеньора Денневаля тут же потребовали ко двору. Прежде чем согласиться на выполнение королевского поручения, граф попросил Его Величество отстранить от охоты капитана Дюамеля. В Жеводан доставили предписание, в котором Дюамелю приказывали впредь заниматься лишь охранением фортификаций... Только тогда Денневаль отправился в Овернь и принялся изучать нравы и повадки соперника. Встретился с крестьянами, выжившими после нападения чудовища на них, осмотрел места, где чаще всего замечали зверя... И выяснились странные вещи! Очевидцы утверждали, что кровожадная тварь внешне мало походила на волка. Не говоря уже о том, что некоторые крестьяне утверждали, будто зверь в минуты опасности приседает на задние лапы и встает на них. К тому же умеет ходить по воде как посуху и понимает человеческую речь...

Для Денневаля все было понятно: это был, безусловно, волк, но только невероятно больших размеров. Он мог прыгать более чем на 9 метров! Кроме того, зверь обладал невероятной выносливостью и хитростью: нигде не ночевал больше одного раза, не реагировал на отравленную приманку и постоянно пребывал в движении. Тварь упорно избегала встречи, обходя самые хитроумные засады. Будто бы зверь умел думать не хуже человека! И все же 1 мая 1765 года он попал в окружение - три пули, освященные в церкви, всадили в него охотники. Но чудовище прорвалось сквозь заслон из собак и загонщиков и исчезло. «Все кончено! Монстр уничтожен!» - писал королевский жантийом в своей реляции в Версаль... А через три дня зверь задрал еще двух человек в разных концах Оверни.

Уничтожение овернского людоеда сделалось государственной задачей. Людовик XV гневно приказал отозвать Денневаля и послать вместо него на охоту за чудовищем самого Антуана де Ботерна! Когда-то этот прославленный воин был лучшим в королевстве стрелком из аркебузы, но теперь ему уже перевалило за семьдесят... Впрочем шевалье де Ботерн сохранил, несмотря на седину, и выправку, и острый глаз, и твердую руку.

Де Ботерн не стал мешкать и 20 сентября принял решение организовать засаду у аббатства в Шаз. И через несколько часов после того как охотники были расставлены по местам, чудовище появилось перед ними. Оно вышло прямо на Антуана де Ботерна, который уверенно стоял у треноги своей аркебузы. Он зарядил орудие огромной свинцовой пулей и одновременно тридцатью пятью картечинами. Де Ботерн сотворил крестное знамение и нажал на курок. Он не зря слыл блестящим стрелком: пуля вошла монстру в правый глаз и раздробила череп, крупная дробь попала в грудь зверя!.. Но тварь еще не была мертва! Зверь продолжал свой бег по направлению к де Ботерну. «Стреляйте же!» - скомандовал шевалье своим помощникам. Раздался залп...

Когда чудовище застыло с подломленными под себя лапами, охотники еще не верили в победу. Неужто монстр уничтожен?! Это было животное невероятных размеров! Волк какой-то необычной, странной раскраски весил шестьдесят пять килограммов. Длина его от кончика тупого носа до конца мохнатого хвоста равнялась 1,90 метра. Каждый из его клыков был длиной до четырех сантиметров!..

В деревню Сог, где де Ботерн организовал свою штаб-квартиру, вызвали восемь оставшихся в живых жертв людоеда, и все они опознали убийцу. Местный цирюльник вскрыл чрево зверю и обнаружил там человечьи кости. Сомнений не оставалось: монстр мертв! Шевалье срочно продиктовал послание его величеству и отправил добычу в Клермон, где лекари должны были обработать шкуру хищника и сделать из нее чучело для короля. Стрелка наградили орденом Святого Людовика, тысячью ливрами пансиона и разрешили отныне иметь в фамильном гербе волчью голову.

Казалось бы, страница истории была перевернута, однако чудовище из Жеводана упорно не хотело умирать: в декабре 1765 года, когда снег покрыл гору Муше, крестьяне нашли тело 12-летней Аньес. Голова девочки была оторвана, внутренности выпотрошены, язык откушен. Сомнений не оставалось: чудовище вернулось в Жеводан! И каждый день находило себе новую жертву. Тогда маркиз д’Апше, один из наиболее знатных людей Оверни, организовал облаву, к участию которой привлек всех лучших стрелков округи. В том числе и дворянина Жана Шастеля с тремя сыновьями: Пьером, Антуаном и Жаном. Шастелю-старшему было около 60 лет. Он жил анахоретом, слыл человеком набожным, хотя и несколько странным.

Жан Шастель стоял в одном из нарядов у деревни Сож. Он зарядил мушкетон двумя пулями, окропленными святой водой, и раскрыл молитвенник в ожидании зверя, которого вчера выследили загонщики. Ровно в десять с четвертью чудовище вышло из мелкого леса и неспешно направилось к Шастелю. Охотник не дрогнул и, как вспоминали очевидцы, спокойно продолжал читать молитву. Закончив, спрятал молитвенник в сумку, и, казалось, только тогда увидел зверя, который послушно, как собака, сидел в двух десятках метров прямо перед ним. Шастель-старший первой же пулей сразил тварь наповал.

Животное как две капли воды походило на убитого де Ботерном зверя, с той лишь разницей, что было чуть меньше. Как сообщал в письме в Версаль нотариус Мартен, «чудовище принадлежало к разряду еще не виданных особей: рыжая шерсть с черной полосой вдоль хребта, свиная голова с огромной пастью...» Маркиз д’Апше, соучастник триумфа, приказал забальзамировать шкуру и отправил с ней Шастеля в Версаль. Но вояж этот закончился недоразумением: когда перед королем достали из сундука волчью шкуру, все вокруг заткнули носы - из-за августовской жары чучело в дороге сгнило: никто при дворе не захотел даже и посмотреть на трофей Шастеля.

Убийства, однако, прекратились. Прошли годы, прежде чем историки принялись сопоставлять факты этой затянувшейся на три года дуэли между Зверем и Человеком. Сами собой начали напрашиваться смелые выводы. Шастель и его сыновья жили отшельниками у горы Муше - там, где как раз больше всего людоедствовал зверь. Однако имение Жана Шастеля и живущих на его землях крестьян хищник почему-то обходил стороной. Лишь однажды он задрал девочку из деревни Шастелей (произошло это 16 мая 1767 года) - за два дня до убийства второго зверя.

Слуги Шастелей потом рассказывали, что между отцом и сыном тогда случилась большая ссора, после которой Антуан с понурой головой удалился к себе в подземелье... О подвалах замка Шастелей стоит поговорить особо. Нередко сельчане слышали оттуда нечто вроде звериного воя, перемежаемого щелканьем хлыста. Антуан был человеком сложной судьбы: служил на флоте, попал в плен к алжирским пиратам, которые продали его в рабство на галеры, бежал к маврам, где утверждали - принял мусульманство, вернулся во Францию вместе с бродячим цирком, где выступал в клетке с дикими хищниками...

Огромный, с немигающим взглядом, Антуан Шастель отличался откровенной жестокостью: мог у всех на глазах ради забавы перебить плеткой хребет собаке, с наслаждением мучил кошек. А что если это он содержал в своем подземелье чудовище из Жеводана, непридуманную «собаку Баскервилей»? Причем - не одну! Их было как минимум две: одну убил из аркебузы де Ботерн, другую - Шастель-старший. И второго зверя Антуан, уехавший из Франции в неизвестном направлении в августе 1767, намеренно вывел на заклание. Жан Шастель непринужденно пристрелил прирученного зверя, которому была дана четкая команда: «Сидеть!»

Пока чудовище из подвалов замка Шастель бесчинствовало вдали от родного домена, Шастель-старший вынужден был примиряться с безумствами сына-маньяка и его зверушек, но когда зверь напал по ошибке на крестьян самого хозяина, последний призвал Антуана к ответу. И тот сдал отцу единственного оставшегося у него к тому времени в живых людоеда.

А теперь о самом хищнике. Судя по описаниям, чудовище из Жеводана было престранным мутантом: не то гиена, не то гепард, не то волк. Возможно, что Антуан Шастель привез несколько щенят таких зверей из Африки, где прожил немало лет. Оставалось только выдрессировать их и научить убивать людей. Это было необходимо самому укротителю, который, судя по свидетельствам медиков и жандармов, вполне мог соперничать по жестокости с Джеком-потрошителем. По наиболее вероятной версии, это Антуан Шастель, маскирующийся под волчьей шкурой, измывался над жертвами, которых сам тщательно выбирал и травил своими собаками-убийцами. Ведь среди более чем ста жертв чудовища из Жеводана 62 были женщинами и детьми, а остальные - мальчиками-подростками. И не одного взрослого мужчины!..

Впрочем, все это лишь гипотезы. Вопросов по поводу чудовища из Жеводана гораздо больше, чем ответов. И вывести на свет эту кровавую тайну истории теперь вряд ли кто-либо уже сумеет.
 

Петр ПРИВАЛОВ
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100 Rambler's Top100TopList