Жизнь наверху
Эрик Робертс, возненавидевший свою сестру Джулию

   Джулия Робертс и ее родной брат Эрик - звезды Голливуда.
   Правда, разной яркости. Каждое очередное появление Джулии на экране приносит ей 20 миллионов долларов. Хотя и у Эрика Робертса вроде не должно быть серьезных оснований жаловаться на судьбу: он снялся в доброй сотне фильмов и в бесконечном количестве телесериалов, был номинирован на «Оскара» за роль в «Поезде-беглеце» Андрона Кончаловского.
   У него шикарный дом в Лос-Анджелесе, а в банковском счете проставлена внушительная сумма со многими нулями.

Но так уж устроены иные люди, что их личную жизнь непременно разъедает какая-то червоточинка. Иногда реальная, но часто - надуманная. Когда Эрика однажды спросили, какая проблема нервирует его больше всего, ответ последовал незамедлительно: «Моя сестра Джулия!»

А ведь так было не всегда. Эрику исполнилось 10 лет, когда в семье появилась маленькая Джулия. Их отец Уолтер Робертс работал режиссером в небольшом местном театре, а мать Бетти Лу - актрисой. С матерью отношения у Эрика не сложились в буквальном смысле с момента его рождения. Началось с того, что появился он на свет раньше срока - миссис Бетти Лу Робертс отправилась по делам в другой штат, и прямо в самолете на обратном пути у нее начались схватки. В какой-то момент ей показалось, что она умирает. А когда миссис Робертс показали сына, она отвернулась: у нее, измученной болью и страхом, было ощущение, что всему виной крошечное, красное, натужно кричащее существо. Эти первые минуты решили все. «Я никогда не чувствовал, что мать меня любит», - вспоминал Эрик. Годы спустя, когда родители развелись, на суде Бетти Лу решительно заявила, что хотела бы получить опеку над девочкой Джулией и ее сестрой Лизой. О сыне она даже не вспомнила. С того дня Эрик никогда больше не виделся с матерью.

Но свою младшую сестренку Джулию он обожал. Любовь была взаимной. Он утешал ее, когда она, зареванная, приходя из школы, жаловалась, что одноклассники ее дразнили: «Эй, Джули, смотри не упади: у тебя передние зубы туловище перевешивают!» «Глупышка, - говорил он ей в таких случаях. - Ты ведь на самом деле очень хорошенькая, просто не оформилась еще. Вот подожди, вырастешь - станешь настоящей красоткой!» А потом они шли гулять, и он покупал сестре ее любимые леденцы или жвачку.

Развод родителей надолго разлучил брата и сестру. Уолтер Робертс, оставшийся жить с сыном, оказался хорошим отцом. Правда, дела его шли неважно. Настолько, что несколько раз он воровал для сына игрушечные машинки. А еще истово верил в таланты своего отпрыска, не сомневался, что тот станет хорошим актером. Отправил Эрика учиться в Англию, в престижную Лондонскую королевскую академию драматического искусства. И чтобы оплатить весьма дорогое обучение, подрабатывал в супермаркете - торговал пылесосами. Его друзья-актеры смущенно прятали глаза, видя его за прилавком. А он только улыбался: «Ничего, прорвемся!»

К несчастью, в Лондоне Эрик научился не только актерской игре. Еще он приобрел навыки богемной жизни, начал баловаться «травкой». Это увлечение стало действительно проблемным, когда в его жизни произошел трагический случай. Но об этом речь впереди...

В 20 лет Эрик Робертс возвращается в Америку, полный честолюбивых планов. Переезжает в Нью-Йорк, начинает сниматься в полнометражном фильме. Через два года ему предлагают первую роль в кино. За месяц до премьеры Уолтер Робертс умирает от рака. Это был страшный удар для Эрика - на какое-то время он находит утешение в наркотиках. Начинает встречаться с актрисой Сэнди Дэннис. Ему - 23 года, ей - сорок. Потом - роман с молодой актрисой Элен Баркин и расставание с Сэнди по ее инициативе...

А вообще Голливуд встретил новичка явно дружелюбно. В считанные месяцы Эрик пробился в мини-звезды. Чтобы стать «мега», ему не хватало яркой роли в кассовом фильме. Но он знал, что такая роль непременно найдет его, уже признанного не только одним из первых красавчиков Голливуда, но и несомненно талантливым актером.

Беда случилась, когда Робертс несся с дикой скоростью по извилистой дороге на своем мощном «Харлее», подаренном ему одной из богатых покровительниц. Прибывшие на место аварии полицейские поначалу приняли Эрика за труп и просто оттащили за ноги в кювет. Половина его лица представляла кровавое месиво. Три дня он находился в коме, врачи не верили, что этот парень выживет. «Что со мной произошло?» - с трудом выговорил он, придя в себя. «Вы хотели вскарабкаться на дерево, не выпуская руль из рук», - ответила сиделка. И добавила: «Но не переживайте, мистер Робертс. Поправитесь! Вы ведь такой красивый».

Красивый? Взглянув в зеркало, Эрик пришел в отчаяние: ужасный шрам на правой брови... Урод, которому уже никогда не вернуться в кино. Но, как ни странно, карьера его именно с этого момента резко пошла в гору. Он становится самым известным отрицательным героем Америки. Может быть, это и обрекало молодого актера на второстепенные роли - не каждый режиссер согласится сделать главного героя негодяем. И все же он стал наконец-то привыкать к своему «новому» лицу, обретшему, как считают многие, особый шарм после аварии.

Первым его фильмом после травмы стала «Звезда-80» Боба Фосса. Лента имела вожделенный кассовый успех, и все говорили

- Робертс вернулся!

Между тем подросшая сестренка Джулия действительно стала хорошенькой. Зубы выровнялись, а удручавший ее в детстве большой рот придавал облику девушки сексуальность. Она не забывала о своей мечте - Голливуде и очень гордилась братом, ставшим знаменитостью. Его-то она и попросила в письме составить ей протекцию в Голливуде.

Через два дня Эрик уже встречал сестру в аэропорту. Окруженный толпой поклонниц, выпрашивавших автографы, он машинально высматривал среди многих хорошеньких девушек взлохмаченную костлявую девицу - такой он представлял сестру. Одна из них ему особенно приглянулась: светящиеся глаза, яркая белозубая улыбка, копна вьющихся волос, а фигурка... Забыв обо всем на свете, в том числе, и зачем он вообще сюда приехал, Эрик схватил девушку за руку: лишь бы это прелестное создание не затерялось в толпе. А красавица и не сопротивлялась, более того, обхватила его за шею и звонко поцеловала: «Ну вот, наконец-то мы встретились, братишка!»

Стараниями Эрика Джулия вскоре получила роль в фильме «Красная кровь». Это была «проходная» лента, но голливудский продюсер картины с первого взгляда понял, что глазастая девица станет настоящей звездой. Ее начали раскручивать. Она снялась в фильмах «Удовлетворение», «Мистическая пицца». Популярность молодой актрисы, стремительно ворвавшейся в круг небожителей «фабрики звезд», росла.

Какое-то время это оставалось вне поля зрения Эрика. Он сам был нарасхват, снимался в пяти-шести лентах в год - гораздо больше, чем Джулия. Только вот она придирчиво выбирала роли, а он принимал все предложения подряд, не очень задумываясь о качестве сценариев, интересуясь главным образом финансовой стороной дела. Да, ему нужны были деньги, много денег, чтобы выполнять все прихоти и капризы бесконечной череды подружек. Среди них была и актриса Келли Каннингэм. До того как Эрик ее бросил, она успела родить ему дочь Эмму. Робертс надеялся, что ему удастся оставить ребенка себе, откупившись от Келли приличным вознаграждением. Ему очень хотелось детей, хотелось воспитывать их так, как его самого воспитывал отец... Любовь к дочери давала ему надежду на отказ от богемного образа жизни и наркотиков. Но поскольку брак был не зарегистрирован, суд отказал ему в праве на участие в воспитании девочки. Джулия тогда сказала брату: «Тебе не следовало так поступать с Келли, если ты хотел сохранить права на дочь. А теперь у тебя нет никаких козырей».

Эрик был взбешен: сестра думает его поучать! Его, который преподнес ей Голливуд на тарелочке с золотой каемочкой! Он и до этого чувствовал, что в нем нарастает ревность. Ведь Джулия семимильными шагами обгоняла его. После фурора «Красотки», где она блистательно сыграла с Ричардом Гиром, одно ее имя в титрах гарантировало любому фильму хорошую кассу. Эрик, считавший, что именно он проложил сестре дорогу на большой экран, был просто не в состоянии тогда трезво оценивать достоинства Джулии...

ропасть между братом и сестрой расширялась. Эрику казалось, что для широкой публики он превратился исключительно в брата «той самой Джулии Робертс».

В их отношениях все отчетливее стала проявляться истинность древней мудрости: от любви до ненависти - один шаг. Справедливости ради отметим, что в этом разгорающемся семейном конфликте актриса тоже была небезгрешна. Вряд ли ей следовало столь открыто принимать сторону бывшей гражданской жены Эрика Келли Каннингэм, когда в суде решалась судьба их дочери Эммы. Она же не только ссудила Келли деньгами на адвоката, но еще и выступила на суде с показаниями, во многом определившими неблагоприятный для Эрика вердикт. После этого трудно было рассчитывать, что топор войны между когда-то самыми близкими людьми будет зарыт.

Вот уже ряд лет Эрик не стесняется поносить в прессе сестру. Он называет ее бездарностью. Проходится и по поводу ее нравственности, перечисляя мнимых и действительных (их и в самом деле было немало) любовников Джулии. Характерен эпизод, произошедший пару лет назад на сочинском «Кинотавре», почетным гостем которого был Эрик Робертс. Один из журналистов задал голливудской звезде вопрос о Джулии. Вопрос не стали переводить. Журналист повторил. Переводчик, не желая накалять обстановку, вновь пропустил вопрос. Робертс поинтересовался: «О чем он спрашивает?» Пришлось сказать. С кривой улыбкой Эрик ответил:

- У Джулии есть агент, этот вопрос задайте ему.

В остальное же все время пребывания в России Робертс был дружелюбен и коммуникабелен, охотно общался не только с актерами, но и с узнававшими его на кинопросмотре зрителями. Заокеанской звезде явно льстило, что его знают и ценят в далекой России. Когда его спрашивали о творческих планах, говорил, что пока не связывает себя с какими-либо серьезными проектами в кино, но намерен больше времени уделять телевидению...

Что касается личной жизни... Когда Эрик познакомился с рыжеволосой красавицей Элизой, многие (а возможно, и он сам) восприняли это как очередной мимолетный роман, которых у него было много. Но шло время, и становилось ясно, что молодая женщина надолго обосновалась в доме Эрика в Лос-Анджелесе. В голливудской тусовке вскоре узнали, что Эрик и Элиза сочетались законным браком. Правда, идиллическим его назвать трудно. Периоды мирного сосуществования супругов, когда актер выглядел примерным семьянином, сменялись бурным выяснением отношений. Дошло до того, что однажды Элиза даже вызывала полицию, заявив: муж избил ее...

Говорят, что сейчас в семье полный штиль. И что уж совсем невероятно - будто Эрик так полюбил новорожденных двойняшек сестры, что решил с ней наладить отношения. Джулия, когда ее спросили о возможном примирении, только печально покачала головой...
 

Борис ЛЕОНИДОВ
вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2005  ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100Rambler's Top100