Влюблённые убийцы

   Англия, май 1966 года. На скамье подсудимых - худощавый юноша и симпатичная крашеная блондинка. Это Ян Бреди и его подруга Мира Хиндли. Им только что оглашен приговор: поскольку в стране отменена смертная казнь и демонтированы все виселицы, определить Яну Бреди - три, а Мире Хиндли - два пожизненных тюремных заключения за убийства, совершенные с нечеловеческой жестокостью.

Бреди родился 2 января 1938 года. Его матерью была незамужняя шотландская официантка, но воспитывался он в чужой семье, в бедном и пользующемся дурной репутацией районе Глазго. Мальчик имел драчливый характер, любил обижать сверстников и мучить животных. Его считали психопатом. Задолго до совершеннолетия Ян пристрастился к спиртным напиткам. Несколько раз был пойман на квартирных кражах. Суд Глазго, назначив подростку условное наказание, отправил его к родной матери, которая к тому времени вышла замуж и переехала в Манчестер.

Там, в Манчестере, Ян и познакомился с Мирой Хиндли, 19-летней девушкой из рабочей семьи. Мира не блистала умом и талантами. Она много курила, из развлечений предпочитала танцы, к парням интереса не проявляла, оставалась девственницей, так как слыла прилежной католичкой, регулярно посещавшей церковь.

На первый взгляд, добропорядочная Мира была совращена с пути истинного хулиганом Яном и оказалась в его руках послушным орудием. Но изучение материалов уголовного дела показывало: все было не так. Да, в начале знакомства Ян действительно играл в глазах Миры ведущую роль, и сошлась она с Бреди, обнаружив у него те же самые психические склонности и сексуальные предпочтения, что свойственны были ей самой. С той только разницей, что Ян их афишировал, а она, по врожденной скрытности, таила в душе.

Их объединило поклонение культу силы и насилия, садизм и жестокость. Тогда же выяснилось: у Бреди есть идол - Гитлер. Еще до встречи с Мирой Ян, не довольствуясь английским переводом, засел за немецкий язык, чтобы прочитать «Майн Кампф» в оригинале, а потом собрал небольшую, но весьма своеобразную библиотеку. Тут были такие книги, как «История пыток всех времен и народов», «История розги», «Сексуальные преступления и сексуальные преступники», «Жизнь и идеи маркиза де Сада», «Генрих Гиммлер», «Нюрнбергский дневник», «Поцелуй бича», «Половые аномалии и извращения», «Половая психопатия» и т.д. Неудивительно, что не слишком начитанная Мира сочла его интеллектуалом.

Ян недолго прожил вместе с матерью и отчимом. Он был им чужим человеком, мечтавшим создать новую семью. Вот почему все вздохнули с облегчением, когда Ян снял себе квартиру в доме № 16 по Уорлд-Брук-авеню и устроился младшим клерком в какую-то химическую фирму.

В январе 1961 года туда же поступила секретарем-машинисткой Мира Хиндли. В первый же обеденный перерыв внимание Миры привлек юноша, настолько увлеченный чтением «Майн Кампф» в оригинале, что даже не соизволил заметить ее. Однако через несколько дней Ян все же посмотрел на новенькую, и Мира занесла это радостное событие в свой дневник. Вскоре он уже улыбался ей в ответ, а потом назначил свидание. Они пошли в кино - на «Нюрнбергский процесс». Из кино направились в дом Мириной бабушки. В этот вечер мисс Хиндли без всяких сожалений распрощалась с девственностью.

С тех пор они стали неразлучной парой. Затянутые в кожаные комбинезоны, они часто с удовольствием гоняли на красно-серебряном мотоцикле Яна по пригородным шоссе. Мира сидела сзади, тесно прижимаясь к обожаемому водителю. Образцом для подражания она выбрала себе Ирму Грезе - садистку-гестаповку из охраны концентрационного лагеря, которая вошла в историю Второй мировой войны под прозвищем «белокурая бестия из Берген-Бельзена». После того как Мира перекрасилась в блондинку и купила высокие кожаные сапоги, Ян назвал свою подругу Мира Гесс.

Теперь они открыто жили вместе и постепенно оснащали свою квартиру аксессуарами для садо-мазохистского секса: наручниками, цепями, кнутами, бичами, плетями-многохвостками. Позже Бреди приобрел и фотоаппарат с автоспуском. Вместе и порознь они позировали перед объективом камеры в непристойных позах (в том числе с домашними собаками), затянутыми в кожу и обнаженными, в масках и капюшонах, связанными и закованными в цепи, распятыми на кресте, избиваемыми хлыстом... Ян пробовал торговать этими порнографическими фотоснимками, но потом бросил - доход оказался не слишком велик.

С этого момента Мира взяла инициативу в свои руки - она задумала ограбление банка. Принесла с «черного рынка» револьвер 45-го калибра и пистолет 38-го калибра. Резонно рассудила: чтобы после налета на банк унести ноги, потребуется транспорт. Увы, Бреди не захотел научиться управлять автомобилем. Тогда Мира сама сдала экзамены и получила водительские права. В течение двух лет - до дня, когда их арестовали, - она трижды покупала подержанные автомобили.

Дату первого убийства и сколько вообще было убитых, следствие так и не выяснило, поскольку подсудимые отчаянно лгали и не желали сознаваться даже в установленных и документально подтвержденных фактах. По-видимому, первой их жертвой стала 16-летняя Полина Рид. Девушка прекрасно знала Яна и Миру, поэтому без опасений откликнулась на приглашение навестить их. Ей и в голову не могло прийти, какие оргии устраивали Ян и Мира друг с другом и что теперь им захотелось побыть палачами не только в фантазиях, но и на самом деле. Ян и Мира внезапно накинулись на гостью, та не сумела оказать им серьезного сопротивления. Заткнув рот девушки кляпом, хозяева раздели ее донага и заставили позировать для порнографических фотографий. Потом ее подвергли изуверским пыткам и в конце концов убили. Труп затолкали в пластиковый мешок, отвезли на болота Сэддлуотерской пустоши и там закопали.

Полиция несколько недель вела широкомасштабные поиски пропавшей Полины. Мира и Ян следили за действиями стражей закона и делали выводы, как лучше заметать следы преступления. На три месяца они затаились. Но в ноябре 1962 года снова вышли на охоту. На улице Ян и Мира познакомились с 12-летним Джоном Килбрайдом. Доверчивому мальчику предложили автомобильную прогулку за город, отвезли на уже облюбованные болота. Там его изнасиловал Ян, потом - Мира. Взрослые любовники заставили Джона ублажать их языком, а насытившись, приступили к еще более изощренным пыткам.

Душераздирающие вопли ребенка, которые в пустынной местности никто не мог услышать, привели Яна и Миру в экстаз. Они решили: в следующий раз надо непременно записать предсмертные крики, стоны и агонию жертвы на магнитофон, чтобы прокручивать запись, когда захочется доставить себе наслаждение. Мальчик, не вынеся боли, потерял сознание. Тогда его придушили, а тело закопали тут же на болоте.

И вновь полиция была поднята на ноги, но выйти на след преступников ей опять не удалось. Ян и Мира были осторожны. Скажем, им очень хотелось садистски позабавиться с 12-летней дочерью соседки Яна. Девочку даже несколько раз возили на болота, но убить не решились, - опасность разоблачения в этом случае была слишком велика.

Следующими жертвами садистов стали 12-летняя Кейт Беннет и 10-летняя Лесли Энн Дауни. Предсмертные крики Лесли преступники записали на магнитофон. Когда позднее эта запись попала в руки полиции, она потрясла детективов - им еще не доводилось слышать столь страшное свидетельство. Ян и Мира не уничтожили вещественное доказательство не потому, что дали промашку, а потому, что их больная психика постоянно требовала подобных стимуляторов, несмотря на огромный риск разоблачения.

Перепробовав все позы и все способы возбуждения, Ян и Мира решили, что хорошо бы заняться групповым сексом. Их выбор пал на 17-летнего Дэвида Смита, мужа Морин Хиндли - сестры Миры. Столь ранний брак был заключен из-за беременности несовершеннолетней Морин. Ян нашел с Дэвидом общий язык на почве выпивок и интереса к сочинениям маркиза де Сада. Дэвид был склонен к жестокости и насилию; местной полиции он был известен как мелкий правонарушитель. Троица замыслила вооруженное ограбление и ездила за город тренироваться в стрельбе. Бреди не раз хвастал перед юнцом, что уже прикончил нескольких человек. А чтобы подтвердить серьезность своих слов и повязать Дэвида кровью, Ян пошел на демонстративное немотивированное убийство.

В тот день Дэвид постучался в двери квартиры Яна и Миры, когда у них уже был гость - 17-летний Эдвард Эванс. Все были пьяны. Смита встретили восторженно, предложили выпить вместе с ними. Дэвид не отказался. Опорожнили еще бутылку. И тут Ян внезапно встал из-за стола, вышел в соседнюю комнату и вернулся с топориком в руках.

- Твоя жизнь в моих руках. Как захочу, так и будет, - обратился он к Эдварду.

На мгновение в комнате воцарилась тишина, а потом Эдвард вскочил и бросился бежать. Ян догнал его и рубанул топориком по голове. Хлынула кровь, парень упал и затих.

Ян приказал Дэвиду убрать труп в полиэтиленовый мешок и смыть кровь с пола. Едва Дэвид наклонился к бездыханному телу, как Эдвард пришел в себя, открыл глаза и застонал. Дэвид отпрянул. Увидев испуг на лице сообщника, Ян грязно выругался, а затем обрывком электрического провода сам душил полумертвого, вытащил труп в кладовку и завалился спать. Он был уверен: Дэвид будет держать язык за зубами и не посмеет ни в чем перечить им с Мирой. Однако Дэвид перетрусил и сразу же рассказал о случившемся своей жене - Морин. Та, хоть Мира и была ее сестрой, немедленно позвонила в полицию. В 8.40 утра безоружный полицейский инспектор, одетый как разносчик хлеба, стоял у входа в дом на Уорлд-Брук-авеню, где жили Бреди и Хиндли. Едва Мира открыла ему, полицейский представился и сразу же шагнул внутрь.

В убийстве Эдварда, отрицать которое не имело смысла, Ян сознался сразу, но представил события совсем иначе, чем Смит. Он сказал, что познакомился с Эвансом в пивной, пригласил к себе домой, там еще выпили, опьянели, поссорились, подрались, и он его по неосторожности прикончил. Возможно, следователи и приняли бы это объяснение, не попадись им при обыске квартиры тетрадь со списком фамилий, в котором фигурировал и Джон Килбрайд, пропавший два года назад. На вопрос, почему в тетради упомянут Килбрайд, Бреди ответил: «Это мой друг». Допросив дочь соседки, полицейские узнали, в какие места за городом ее возили Мира и Ян, перерыли там чуть ли не все холмы и обнаружили останки убитых подростков.

Решающая же улика попала в руки правосудия, когда из переплета молитвенника Миры извлекли квитанцию от ячейки камеры хранения. Оттуда достали два чемодана, заполненные садо-мазохистской атрибутикой. Среди порнографических журналов, орудий пыток лежали фотоснимки погибших детей и магнитофонные записи их предсмертных страданий.

Мира, вопреки очевидности, отрицала свое отношение к этому делу. Однако эксперты, исследовав магнитофонные ленты, пришли к выводу, что зафиксированные на них голоса принадлежат Мире Хиндли, Яну Бреди и неизвестной девочке. Мать Лесли Энн Дауни опознала голос своей дочери. Вскоре после этого Яну было вменено убийство трех человек (Эдварда Эванса, Джона Килбрайда и Лесли Энн Дауни), Мире - убийство двух и соучастие в убийстве третьего. Но в течение четырех предшествующих лет в районе Манчестера исчезли восемь детей и подростков, и не исключено, некоторые из них могли быть на счету садистской парочки. К сожалению, из-за отсутствия улик такое обвинение даже не выдвигалось - того, что удалось неопровержимо доказать, хватало для приговора на полную катушку.

Оказавшись в тюрьме, Мира и Ян непрерывно обменивались любовными посланиями. Затем поток писем стал убывать, превратился в скудный ручеек и, наконец, иссяк: Мира охладела к любовнику, найдя в тюрьме новую сердечную привязанность - надзирательницу Патрицию Карис. Их влечение друг к другу крепло день ото дня, и надзирательница принялась ходатайствовать об освобождении своей пассии. Прознав о том из газет, возмущенный Бреди дал показания, изобличавшие Миру в убийстве Полины Рид и Кейт Беннет. Миру подвергли усиленным допросам и заставили-таки сказать, где похоронены жертвы. Правда, она смогла вспомнить только место могилы Полины. В июне 1987 года останки Полины Рид были обнаружены все на тех же островах среди болот Сэддлуотерской пустоши. После этой находки вопрос о досрочном освобождении Миры больше не поднимался...
 

Виктор ЕРМАКОВ

вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц иК"

Rambler's Top100Rambler's Top100