Становится явным
Блуждающие по морям

   История о «Летучем Голландце» - старинная морская байка, согласно которой капитан голландского судна Ван Страатен был осужден на вечное скитание по морям. В костюме XVII века, прислонясь к мачте своего судна, носится он по волнам без всякой цели и определенного направления. Встреча с ним, по поверью, предвещает морякам гибель. Такова краткая справка 
из морского словаря...

Конечно, рассказы о бессмертном капитане, вечно плавающем без команды по морям и океанам, - легенда. Но основана она на вполне реальных фактах.
Сохранились, например, свидетельства о пиратском корабле «Флиссингер» под командованием знаменитого корсара Николаса Яарри. Предполагают, что на судне было совершено убийство и команда, страшась возмездия, опасалась заходить в порты. Есть и такие, кто утверждает: причиной того, что судно обезлюдело, была вспыхнувшая на его борту эпидемия какой-то болезни, и потому ни один порт не хотел дать пристанище кораблю.

Как бы то ни было, но «вечно блуждающие» по морям и океанам суда, покинутые экипажами, существовали на самом деле. Та же легенда о «Летучем Голландце», скорее всего, родилась в эпоху великих географических открытий, когда корабли европейцев устремлялись в неизвестность - в надежде найти путь к сказочной Индии. Для этого они пытались обогнуть Африку с юга. Но сделать это было непросто. Мешали сильные встречные ветры, штормы, густые туманы.
Еще пуще пугали моряков поверья о том, что всякий корабль, спустившийся ниже экватора, будет поглощен геенной огненной - кипящим морем и морскими чудовищами. Но вот недоступный рубеж преодолел португалец Бартоломеу Диаш. В 1487 году он с несколькими кораблями первым обогнул проклятый Мыс Бурь, названный позже Мысом Доброй Надежды, и вышел в Индийский океан. До Индии капитан, однако, не добрался. Матросы, измученные долгими скитаниями в бурном океане, взбунтовались и потребовали возвращения домой. Капитан уступил команде.

Однако, как свидетельствуют летописи, в мае 1500 года во время шторма у Мыса Доброй Надежды Бартоломеу Диаш пропал без вести вместе со своим кораблем. Некоторые из его спутников, добравшись до Лиссабона и рассказывая об ужасах неудачного плавания, начали распространять слухи о том, что капитан Диаш будто бы был проклят Богом и навечно обречен скитаться по морям. Суеверные моряки, всегда испытывая страх перед неведомым, быстро уверовали в наказание Диаша «по воле божьей».

Так появился, наверное, самый первый в истории корабль-призрак. Легенда распространялась, как эпидемия, - от порта к порту. И вот уже у моряков каждой страны появился свой «бессмертный капитан»: в Англии - Бернард Фокк, в Голландии - Ван Страатен, чей корабль и вошел в историю под именем «Летучий Голландец».
Шли годы, и количество встреч в море с кораблями-призраками продолжало расти. Страховое общество «Ллойд» подсчитало, что только с 1891 по 1893 год было зарегистрировано 1828 рапортов капитанов о встрече с «Летучими Голландцами». Была организована даже специальная конференция, обсудившая вопрос, что делать с «призраками». Некоторые предлагали начать войну против «морских бродяг», тем более что их становилось все больше.

Это объяснялось и тем, что в то время на морских торговых путях стали господствовать пароходы. Парусники уходили в прошлое. Ремонтировать их и обновлять не имело смысла. Да и море оставалось морем - со штормами, мелями и рифами. На океанских маршрутах встречались десятки полузатопленных, обгоревших, разбитых корпусов парусников без команд и пассажиров.

И вот международная конференция приняла решение - «Летучих Голландцев» следует уничтожать. Для потопления покинутых парусников в океаны вышли военные корабли. «Морских бродяг» расстреливали, поджигали, взрывали - одним словом, топили всеми способами. «Война» эта растянулась на многие годы: еще в 1930 году, например, американские военные корабли уничтожили 267 беспризорных судов. Судьба некоторых из них до сих пор поражает воображение.
Неисповедимы пути морские

Маршруты покинутых судов бывают невероятно причудливы. Так, американская шхуна «Уайт», в 1888 году из-за сильной течи оставленная командой, продолжала плавать в Северной Атлантике. За год она прошла свыше пяти тысяч миль и в начале 1889 года села на мель около одного из Гебридских островов.
Несколько лет дрейфовала по морям американская шхуна «Фэнни Уолстен», брошенная командой в 1891 году. Несмотря на сильную течь, она держалась на плаву и двигалась под воздействием Гольфстрима с довольно большой скоростью. Всего за три года шхуна прошла более 8 тысяч миль. За это время ее видели более сорока раз. Навсегда «Фэнни Уолстен» исчезла только осенью 1894 года.

И по сей день историков мореплавания, литераторов и даже криминалистов волнует загадочная судьба моряков с «Мэри-Селесты». Двухмачтовый бриг, шедший под полными парусами, был обнаружен в 1872 году в Атлантическом океане. Бриг заметил 4 декабря американский парусник «Дей Грейша», который шел под командованием капитана Дэйвида Рида Морхауза из Нью-Йорка в Гибралтар. Опытный глаз моряка сразу отметил, что «Мэри-Селеста», вышедшая из Нью-Йорка на несколько дней раньше, как-то неуверенно рыскает по волнам. Капитан этого корабля Бенджамин Бриггс был другом Морхауза. На подаваемые сигналы он не отвечал, на палубе не было заметно ни души. Тогда Морхауз направил старшего помощника и дюжину матросов на «Мэри-Селесту». Посланцы не обнаружили на борту никого - ни на палубе, ни в каютах, ни за рулем. Корабль шел вперед как бы управляемый неведомой рукой.

Судно внимательно осмотрели: все было в абсолютной целости и сохранности. Груз, состоявший из тщательно уложенных бочонков со спиртом, не тронут, продовольствия в кладовой хоть отбавляй. Больше всего удивляло отсутствие какого-либо беспорядка, следы которого хотя бы косвенно могли свидетельствовать о причине, заставившей команду поспешно покинуть судно. В матросских кубриках стояли сундучки с личными вещами, на линях сушилось белье, на столиках перед зеркалами лежали бритвенные приборы. В каюте капитана был найден полурастянутый аккордеон, рядом лежала тетрадь с нотами, на стене висели женская одежда и платьица маленькой девочки. Морхауз знал, что капитан Бриггс взял с собой жену и двухлетнюю девочку. В судовом журнале имелась дата последней записи - 25 ноября. На карте отметка: 6 миль севернее острова Санта-Мария (из группы Азорских островов).

Капитан Морхауз на буксире привел покинутый бриг в Гибралтарский порт, где адмиралтейские власти немедленно приступили к тщательному расследованию, которое длилось 11 лет. Но никакого вердикта так и не было вынесено. Вот заключительное слово комиссии: «При полном отсутствии каких-либо данных, которые могут пролить свет на это дело, следует опасаться, что судьба экипажа «Мэри-Селесты» увеличит собою число тайн океана, которые откроются только в тот великий день, когда море откажется от своих мертвецов. Если было совершено преступление, о чем заставляет подозревать многое, то мало надежды на то, что преступники попадут в руки правосудия».

В XX веке к загадке «Мэри-Селесты» вернулся английский писатель-маринист М.Китинг. Тщательно изучив судебные архивы, опросив многих специалистов, он пришел к сенсационному заключению, что тайна «Мэри-Селесты» на самом деле не что иное, как мистификация. Так ли это? Ведь и версия Китинга смахивает на литературный вымысел.

Но вот иной случай - в феврале 1948 года радиостанции засекли в Малаккском проливе сигнал бедствия с парохода «Уранг Медан». После многократного SOS прозвучало: «Погибли все». Поднявшиеся на борт спасатели увидели жуткую картину: на борту не осталось никого живого. Капитан лежал на мостике, офицеры - в штурманской и рулевой рубках, трупы матросов - по всему пароходу. Лица их были искажены гримасой ужаса. Мертвой была даже собака. Но при всем при этом ни у кого на теле не было следов насилия.

Позже было зарегистрировано еще несколько аналогичных случаев. В 1969 году газеты «Правда» и «Известия» сообщили о двух абсолютно безлюдных яхтах, обнаруженных в июльские дни в районе Азорских островов. На борту были запасы питания, питьевая вода, спасательное снаряжение. И снова никто толком не смог объяснить, что же, собственно, произошло.

Ученые исследуют легенду

А между тем наука еще в 30-е годы обнаружила инфразвуковые колебания, возникающие в штормовых районах. Сделавший это открытие академик В.В.Шулейкин назвал их «голосом моря». С возрастанием скорости ветра и амплитуды волн интенсивность «голоса моря» сильно увеличивается. Двигаясь со скоростью около 330 метров в секунду, волна инфразвука намного опережает движение породившего его урагана.

В раскрытие загадки внесли свой вклад биологи, изучавшие физиологические действия инфразвука большой интенсивности на живой организм. Во время экспериментов подопытные животные испытывали чувство беспокойства и беспричинного страха. Эти же неприятные симптомы проявлялись у исследователей-добровольцев, находившихся в экспериментальных инфразвуковых камерах. Скажем, в лаборатории морского научно-исследовательского центра в Марселе произошел необычный случай. Во время испытаний генератора инфразвуковых колебаний сотрудники лаборатории внезапно почувствовали себя плохо. Их внутренние органы - желудок, сердце, легкие - вибрировали, да так, что исследователи закричали от боли.

Ученые пришли к выводу - в каждом организме существуют свои собственные колебания низкой частоты. Например, характерный колебательный контур - наша система кровообращения. Если период инфразвука совпадает или близок к периоду этих колебаний, возникает особый резонанс. При этом амплитуда сердцебиений возрастает настолько, что может произойти разрыв артерий. Если инфразвук интенсивен и не полностью совпадает по фазе, то кровообращение тормозится, останавливается сердце.

Инфразвук вреден во всех случаях: слабый воздействует на внутреннее ухо и вызывает морскую болезнь, сильный заставляет вибрировать органы, приводя к их повреждению и даже остановке сердца. Колебания средней мощности вызывают расстройство органов пищеварения и мозга, даже слепоту. Экспериментальным путем было установлено, что инфразвук с частотой 7 герц смертелен. А во время шторма в море генерируется инфразвук с частотой 6 герц.

Влияние инфразвука распространяется далеко за пределы морского бассейна. Известно, что перед штормом в приморских районах увеличивается количество дорожных катастроф, больные чувствуют себя хуже. Наиболее чувствительны к инфразвуку люди, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Если применить эти факты к кораблям-легендам, то неудивительно, что некоторые из вышеприведенных случаев могли произойти даже в спокойную погоду. То есть шторм бушевал за десятки и сотни миль от места катастрофы, но вызвала ее дошедшая до корабля инфразвуковая волна. При значительной амплитуде такой волны экипаж мог погибнуть мгновенно. К тому же причину смерти обнаружить было практически невозможно - ведь она возникает либо от остановки сердца, либо от разрушения сосудов.

Когда же интенсивность инфразвука меньше смертельной, на членов экипажа обрушивается волна беспричинного ужаса и страха. Такое состояние усиливается, если корпус и мачты начинают колебаться в резонанс с пришедшими сюда инфразвуковыми волнами и превращаются во вторичный источник инфразвука. По-видимому, именно в такие моменты команда способна в панике покинуть судно.

Ученые полагают, что в природе существует некий локальный, а может быть, и глобальный фактор, связанный с метеорологическими условиями, но сам он, к сожалению, пока изучен недостаточно. Нет сомнения в том, что характер «безмолвного убийцы» будет все-таки распознан до конца. К интенсивному исследованию этой проблемы подталкивает бесстрастная статистика: ежегодно в морях, не успев подать сигнал бедствия, исчезает несколько крупных судов. И вполне возможно, что причиной их гибели как раз и является инфразвук.
 

Михаил БУРЛЕШИН
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100 Rambler's Top100TopList