Быльём поросло?

2 - Сталин - 2

Как «вождь народов» в новогоднюю ночь пошутил со своей охраной

Как правило, о существовании двойников первого лица государства становится известно только после смерти их «оригинала». Пока он жив, об этом знают лишь немногие особо доверенные лица из ближайшего окружения. Да и то не всегда. Иногда это приводит к забавным курьезам. Вот что рассказывает об одном из таких случаев Сергей Красиков, который не один десяток лет прослужил офицером охраны Московского Кремля и был свидетелем новогодней шутки вождя.

   Однажды вечером накануне Нового года в 18.30 из первого подъезда здания правительства в форме генералиссимуса вышел Сталин в окружении членов Политбюро и пешком направился на торжественный ужин в Большой Кремлевский дворец. Был сильный снегопад, сопровождаемый порывистым ветром. Поэтому вождь шел, наклонив голову, чтобы хлопья снега не попадали в лицо. Одновременно в таком же точно одеянии, но только из третьего подъезда появился еще один Сталин в сопровождении своего личного охранника Хрусталева и проследовал в том же направлении.

Наружная служба кремлевской охраны, дежурившая у обоих подъездов, запаниковала. О двойниках вождя никто из сотрудников охраны не знал, поскольку это была тайна государственной важности. Большая часть тех, кто был посообразительнее, предпочла сопровождать первого вождя с членами Политбюро. А оперативный дежурный чуть с ума не сошел, когда ему доложили, что по территории Кремля шествуют одновременно два Иосифа Виссарионовича Сталина. Такого просто не могло быть!

Тем временем глава государства вместе с соратниками скрылся за дверями Благовещенского подъезда Большого Кремлевского дворца. Наружка, естественно, осталась на улице и через несколько минут столкнулась лицом к лицу со вторым Сталиным.

- Кого вы только что сопровождали? - строго спросил он у растерявшихся офицеров.

- Товарища Сталина! - бойко отрапортовал самый находчивый из них.

- Товарища Сталина? - делано изумился вождь. - А тогда кто же стоит перед вами?

- Перед нами... перед нами... перед нами, - не знал что ответить служака, у которого от страха подгибались ноги. - Перед нами вы, товарищ Сталин! - в отчаянии выпалил он.

- Сколько же в Кремле товарищей Сталиных? - возмутился Верховный. - Хрен от пальца отличить не можете! - И, хлопнув входной дверью, проследовал во дворец. За ним шагнул и невозмутимый Хрусталев, насмешливо глянув на опростоволосившихся.

О том, что происходило на торжественном новогоднем ужине и сколько там было Сталиных, свидетельств не сохранилось. Никому не могло и в голову прийти, что это был розыгрыш, который вождь устроил накануне Нового года. Шутки вообще были не в характере всемогущего диктатора, предпочитавшего вызывать не веселье, а страх.

К утру 1 января слух о необычном происшествии распространился по Кремлю. Узнавшие о нем объясняли случившееся просто: охранники были настолько заморочены бесконечными проверками в канун новогоднего праздника, что у них двоилось в глазах. Однако нашлись и такие, кто был склонен видеть в «раздвоении» вождя чуть ли не мистическое чудо. Впрочем, никто не сомневался, что нынче же полетит немало голов...

Но вопреки ожиданиям в первые дни нового года никто не был наказан. А спустя несколько дней в Кремле стало известно, что вождь якобы решил разыграть свою охрану, чтобы проверить ее. Сам он вышел из здания правительства через третий подъезд, а из первого будто бы появился очень похожий на «отца всех народов» артист Михаил Геловани. Но эта версия уже тогда вызвала сомнение у бывшего кремлевского охранника Красикова. Он утверждает, что бдительные его коллеги никак не могли перепутать Сталина с пусть даже искусно загримированным Геловани. Артист был почти на голову выше вождя, и такую «подставу» охрана обязательно заметила бы. Красиков убежден, что в тот вечер он видел одного из двойников Иосифа Виссарионовича, который, видимо, замещал генсека на заседании Политбюро, а потом произошла накладка: двойник посчитал, что должен вместо Сталина присутствовать и на праздничном новогоднем ужине, в то время как Верховный намеревался сам появиться там. Версия же о розыгрыше была специально распространена в Кремле, чтобы скрыть, что у «вождя всех времен» есть действующие двойники. Ну а то, что все случилось в канун Нового года, придавало «шутке» достоверность.

Вообще-то, идея обзавестись двойником принадлежала не Сталину. После того как 20 августа 1918 года эсеркой-террористкой Каплан был тяжело ранен председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ильич Ленин, первый председатель ВЧК Феликс Дзержинский предложил: у главы государства должен быть двойник! Однако в годы Гражданской войны найти такого человека для Ленина не удалось.

Позднее, уже после образования СССР, эту затею Сталин и реализовал. Достоверно о его двойниках известно не так уж много. Первым на эту роль пытались подготовить некоего Рашида, необразованного крестьянина с Северного Кавказа, привезенного в Москву. Но хотя этого очень похожего человека обучали целых два года, Сталина из него не получилось.

Основным двойником вождя стал Христофор Гольштаб. После небольшой гримировки он как две капли воды походил на Сталина. Единственное, чего ему не хватало, - оспин на лице. Однако врачи быстро устранили этот недостаток. Гольштаба доставили в кремлевскую больницу, доктор велел ему лечь на диван. «Закройте глаза и лежите спокойно», - строго приказал он. В следующее мгновение двойник почувствовал острую боль от укола в щеку. Затем последовало еще несколько уколов. После чего лицо Христофора запылало огнем. «Терпите, это нужно», - командовал медик, посыпая места уколов каким-то порошком. Когда мучительная процедура закончилась, врач, отпуская пациента, запретил ему умываться в течение двух дней. В конце этого срока щеки и скулы Гольштаба покрылись «сталинскими» оспинами.

Дебютом двойника стали похороны Кирова в 1934 году. Вместо генсека он сопровождал гроб с телом покойного на кладбище, изображая при этом такую скорбь и потрясение, что все окружающие, глядя на него, не могли сдержать слез. Подмену заметили только Молотов и Ворошилов, близко знавшие Иосифа Виссарионовича, но не имевшие ни малейшего представления о двойнике. Но они не показали вида, что догадались о его секрете. Лишь значительно позднее, после смерти Сталина, будучи в опале, Молотов однажды признался, с каким трудом ему удалось не выдать себя. А вот Буденный во время похорон смотрел на лжевождя с умильной преданностью, ни на минуту не усомнившись, что это был вовсе не Иосиф Виссарионович.

Сталину понравилось актерское мастерство Христофора Гольштаба. Уже через несколько месяцев тому стали доверять очень ответственную миссию - в дни празднования 1 мая и 7 ноября стоять на трибуне Мавзолея и приветствовать колонны демонстрантов. И Гольштаб год за годом оправдывал высокое доверие.

Жизнь второго «вождя» была сытной и довольно безмятежной и после начала Великой Отечественной войны. Вплоть до сорок второго года, когда ему поручили выполнение опасного задания. По данным разведки, немцы забросили в Москву двух опытных диверсантов, которым было приказано любой ценой убить Сталина. Отвлечь на себя их внимание и должен был двойник.

Для этого его облачали в «сталинскую» длиннополую шинель и фуражку, усаживали в машину с кремлевским номером и заставляли курсировать по маршруту: Кремль - загородная дача, где много времени проводил Сталин. Причем двойника сопровождала обычная охрана, не подозревавшая о подмене.

Но диверсанты так и не появились в Москве - их задержал СМЕРШ на дальних подступах. Зато у жителей только что спасенной от врага столицы была возможность увидеть «живого» вождя, который находился вместе с ними в самые критические дни.

Неизвестно, как относился сам Сталин к человеку, которому часто приходилось быть его вторым «я», причем иногда по много часов, рискуя в любой момент стать жертвой покушения. Ставшие теперь достоянием гласности документы позволяют утверждать, что дважды (в 1937 и 1947 годах) Сталин (или его двойник) был на грани смерти вследствие воздействия «ошибочно выписанных» лекарств. Скорее всего, он воспринимал готовность своего двойника беспрекословно выполнять любые приказы как должное. Ведь в ту пору миллионы советских людей были готовы отдать жизнь за «любимого вождя».

Послевоенная биография Христофора Гольштаба остается тайной. Известно только, что через несколько лет после победы над Германией его место основного двойника занял удивительно похожий на Сталина уроженец Винницы бухгалтер Евсей Лубицкий, надолго ставший «дублером» Гольштаба. Причиной такой замены могло послужить ухудшение здоровья первого лжевождя. Кремлеведы полагают: именно Лубицкий сыграл роль «второго вождя» в тот памятный новогодний вечер.

Когда и где чекисты нашли этого человека, неизвестно. Как и то, кто готовил его к чрезвычайно ответственной службе, где малейшая ошибка могла стоить жизни. Через много лет неожиданно обнаружился свидетель, рассказавший, что, когда Евсея Лубицкого привезли на дачу вождя, принимавший экзамен Иосиф Виссарионович, увидев свое «зеркальное отражение», пришел в восторг. И в знак доверия предложил выпить коньяку. Пройдет немного времени, и двойник выйдет на сцену.

Впервые роль вождя Лубицкий сыграл до войны на встрече с делегацией шотландских шахтеров, никогда не видевших Сталина живым. Дебют прошел удачно. После этого Иосиф Виссарионович зарезервировал тогда еще никому не известного в Кремле двойника для «внутреннего пользования». Он усаживал его в кресло в собственном кабинете, а сам, схоронясь в укромном месте, наблюдал, например, как приходил с докладом Ежов. Подобострастное поведение главного чекиста, не подозревавшего о подмене, доставляло Хозяину Кремля удовольствие. Такие «проверки» он устраивал и другим своим соратникам, чтобы посмотреть со стороны, насколько искренне они ведут себя.

Со временем, когда Лубицкий начал подниматься на Мавзолей в дни народных торжеств, о нем узнали в ближайшем окружении Сталина. Причем, по свидетельству начальника охраны генерала Власика, Молотов, Каганович, Ворошилов и Хрущев были очень недовольны, что вождь стал поручать двойнику встречаться с иностранными делегациями и появляться на приемах. Они считали, что этим ущемляется их собственная значимость, да к тому же опасались, как бы двойник не допустил какую-нибудь промашку, за которую Сталин взыщет с них. Но сказать об этом Хозяину никто из них, конечно, не решался.

За восемь месяцев до смерти Сталина Лубицкого арестовали. Официально - «за разглашение государственной тайны», а на самом деле за то, что он слишком много знал. Следствия и суда не было. Двойника просто отправили в ссылку на один из островов в Белом море. После кончины Сталина Хрущев приказал освободить Евсея Лубицкого, но жить ему разрешили не на родине, в Виннице, куда он просился, а в захолустном городишке в Казахстане. Умер этот двойник «вождя всех народов» в 1981 году в Душанбе.

Одного из двух этих известных двойников, скорее всего, наружка и приняла за Сталина в тот памятный вечер в Кремле, считает бывший охранник Сергей Красиков. А может, это был и какой-то другой двойник генсека. Ведь, по некоторым данным, у Сталина их было четырнадцать. После войны ходили слухи, что из них была сформирована «целая команда». Но, конечно же, никто не пытался это проверить: принцип «Не высовывайся!» действовал уже тогда. Известно только, что большинство фотографий «вождя народов», датированных 1936 годом и позднее, изготовлялись начальником его личной охраны Власиком, который специально обучался фотоделу у молодых фоторепортеров Самария Гурария и его друга Бориса Кудиярова. А профессиональные фоторепортеры, за редким исключением, к съемкам Сталина не допускались. Поэтому, как он выглядел на самом деле, знал лишь ограниченный круг лиц.

Можно привести такой характерный пример. Дочь Сталина Светлана, которая после войны почти не встречалась с отцом, приехав на его день рождения 21 декабря 1952 года, не могла его узнать, поскольку он совершенно не походил на свои фотографии в прессе. Вот как с удивлением описывает она эту последнюю с ним встречу: «Странно - отец не курит. Странно - у него красный цвет лица, хотя он обычно всегда был бледен...» Так что не исключено, что в тот день даже родная дочь видела не отца, а его двойника.

Сегодня имена этих дублеров знают, пожалуй, только руководители спецслужб, но они до сих пор хранят молчание. Ну а те, кто был «дублерами», и подавно.

Сергей ДЕМКИН
вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2006 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100Rambler's Top100