Как на духу
Людмила НИЛЬСКАЯ:
«За все годы, проведённые в Америке,
я нажила 300 долларов...»

   Зрители старшего поколения хорошо помнят актрису театра и кино Людмилу Нильскую по фильмам «Кузнечик» и «Бешеные деньги», «Песочные часы» и «Без срока давности», «Исповедь содержанки», «Бабник»... А потом она пропала. И лишь недавно Людмила снова появилась на экране, сыграв дочь Леонида Ильича Брежнева в сериале «Красная площадь». Где же она была все это время?

- Объяснение простое - в 1994 году я уехала в Америку на постоянное место жительства. Глупость совершила, хотя и знала: там хорошо, где нас нет. Уехала вместе с семьей. У мужа папа - американец, эмигрант еще первой волны. Казалось, терять нечего. В кино полный развал, в театре тоже все было ужасно. А у нас маленький ребенок... Решили попробовать начать все с нуля.

- А ведь вы тогда уже на волне популярности были...

- Да! Но видеть в кинотеатрах автомобильные салоны, склады и магазины, тоже нелегко. Мы долго думали и в конце концов поехали. На свою голову. Не нашла я себя там.

- Что, совсем работы не было?

- Маленький ребенок на руках. Если идти на работу, значит, нужно нанимать няню. Нужно платить! А денег нет!

- В то же приблизительно время уехала и актриса Елена Соловей, театр свой там создала...

- Это был не ее театр, а композитора Журбина. Может, если бы мы жили по соседству, я бы даже играла в этом театре. Но мы осели в Лос-Анджелесе, потом в Колорадо. Покорять же Голливуд... Возраст был не тот, да и не нужны там русские актеры.

- А как Колорадо?

- Центр Америки. Но глушь. Правда, собралось в этом городе несколько артистов, пытались поставить пьесу, но безуспешно. По большому счету, никому из наших соотечественников, являющихся моими коллегами, ничего не удавалось. Даже Андрейченко, у которой всемирно известный муж-актер. Так я и маялась девять лет. Сын стал подрастать и превращаться в американца! Меня это испугало. И с супругом начался разлад.

- Корабль любви налетел на рифы быта?

- Конечно, быт тоже важен в жизни, но... Может, и я перестала ему быть такой же интересной, как во времена нашего знакомства. Все-таки на родине я была популярной актрисой, а здесь...

- А муж чем занимался?

- В России был администратором в Театре Маяковского. Этому театру я отдала четырнадцать лет, туда и перетащила мужа.

- Выходит, в Америке тяжело жить?

- Маслом хлеб просто так никто не намазывает. Знаете, как называют Америку? Концлагерь с усиленным питанием. Надо вкалывать, вкалывать, вкалывать!

- И где вы вкалывали?

- Пыталась работать в магазине одежды. Не выдержала. Ушла через две недели. Потом окончила несколько компьютерных курсов, но скоро поняла, что и это не для меня. Потом возила наших эмигрантов по городу. В качестве таксиста и немножко - гида. Возила по магазинам. Бабушек водила по больницам.

- А супруг?

- Он тоже себя не нашел. Пытался открыть мастерскую по ремонту автомобилей... Увы, ничего не получилось. Ну и, как я уже говорила, чувства наши стали угасать. Кстати, многие супружеские пары наших соотечественников по приезде в Америку распадаются. И я решила вернуться.

- Не страшно было? Ведь вы выпали из обоймы на долгие годы...

- Конечно, переживала. Но оказалось, меня помнят.

- Разве этого достаточно? Пришло новое поколение, для него чьи-то старые заслуги - чепуха. Оно пробивает себе путь локтями... Уживаетесь?

- Стараюсь. Мне повезло. Я сразу попала в антрепризу и рекламу лекарств, что оказалось хорошим как материальным, так и моральным подспорьем. За последние два года вышло уже два фильма с моим участием. И еще один восьмисерийный фильм практически окончен. А теперь вот уже знаменитый своими длинными сериалами режиссер Юрий Беленький меня позвал. Сериал называется «Черная богиня».

- А вы смотрите сериалы?

- Смотрела, но интерес пропадает быстро. У меня создалось ощущение, что по всем каналам одни и те же артисты, показывают одно и то же. Начинаешь путаться. Художественное кино интереснее.

- Но вы себя почувствовали в профессии?

- Театр помог. Мне сразу дали большую роль. Я даже боялась, что не справлюсь. Однако начались репетиции, и все стало на свои места. Помогли друзья-актеры. Есть у меня подруга - она продюсер. Когда, еще там в Америке, мне было тяжело, подруга сказала: собирай чемоданы и переезжай ко мне, нечего тебе в Штатах сидеть. Говорухин сделал со мной интервью, направил к нужным людям. Первое время я жила у своих однокурсников по Щукинскому училищу. Но столько лет потеряно! А начиналось-то все так здорово. Еще в школе я увлекалась самодеятельностью, была принята в народный театр. А вот идти в театральное уговорила тоже подруга. Мы вместе поехали поступать... И как это обычно случается, поступила я. А та подруга погибла совсем молодой. В автомобильной аварии.

- Учиться было сложно?

- Диплом я получила только спустя два года после окончания. Я не могла сдать экзамен по такому обязательному тогда предмету, как научный коммунизм, и мне не выдавали диплом! Но я уже служила в театре. А учиться было легко. Да и родители помогали. К выбору моему они отнеслись спокойно. Я жила в Александрове, недалеко от Москвы. Ну поедет, не сдаст экзамены и вернется.

- Кто-то из нынешних звезд учился вместе с вами?

- Сережа Маковецкий. Но он, как говорят, раскрутился, когда я уже была в Америке. Моя же карьера началась еще во время учебы: рано стала сниматься.

- Не скучаете по тем временам?

- Конечно, скучаю, хотя зве-здной болезнью никогда не страдала. А проснулась я знаменитой после «Государственной границы».

- Значит, все же знаете, что такое звездная болезнь?

- Один из симптомов - желание, чтобы тебя узнавали на каждом углу. Говорить постоянно о себе любимой. Обожать прессу. Ну и, естественно, смотреть на окружающих свысока, раздавать автографы...

- А в знакомое сейчас многим состояние депрессии не впадали?

- Она у меня уже была. Перед отъездом в Штаты. Никто не звонит, и невольно в голову лезут мысли: ты никому не нужна!

- Вы четырнадцать лет отдали театру. Были ли поклонники, которые ходили «на Нильскую»?

- Играла я не так уж и много - четыре или пять спектаклей, где у меня были роли. В какой-то период меня караулили у дома девочки-поклонницы. Но со стороны мужской половины сумасшествия не наблюдалось. Раньше вообще все эти страсти имели какие-то рамки приличия. Был у меня один поклонник, ходил на спектакли, дарил цветы, конфеты... Но все это происходило очень интеллигентно. А вот из тюрем я получала очень много писем. Присылали красивые картинки, рисунки. И открывали в письмах душу. Очень трогательные письма.

- Так что ревность в тот период прошла мимо вашей семьи?

- Как же она могла пройти? У меня ведь коллеги-мужчины и в кино, и в театре. И потом я думаю, что моему мужу не очень нравилось быть мужем Нильской. Быть при жене...

- Но для кого-то это мощный катализатор и раздражитель, побуждающий добиваться успеха самому.

- У него ничего не получалось. К сожалению.

- У вас уже взрослый сын. Не собирается стать актером?

- Нет. Хочет стать спортсменом. Он в Америке все годы занимался хоккеем. Здесь - тоже. С клубом пока не определился. Я пыталась отдать его в ЦСКА, но меня отговорили. Это ведь интернат, значит придется там жить. Нас это не очень устраивало, и он пошел в обычную хоккейную школу.

- А к самой жизни, к быту после Штатов сложно было адаптироваться?

- Нет, здесь все родное. Да, там удобств побольше, да и народ поприветливей. Но... Какое ни есть, а родное.

- Сердце Людмилы Нильской сегодня свободно?

- Свободно. Я не вижу рядом настоящего мужчины. Перевелись рыцари. Впрочем, может быть, я просто хочу пока отдохнуть от семейной жизни. Пожить для себя и ребенка. В этом есть свой кайф.

- Не опасаетесь привыкнуть?

- Все может быть...

- Но вы такая красивая...

- А сколько еще таких красивых? И молодых к тому же. Среди них и известные актрисы есть.

- Но если встретится богатый американец...

- Нет, нет! Ни в коем случае! Мне не нужен никакой американец. Даже богатый. Они - другие люди. У них другой менталитет.

- Значит, на первом месте работа?

- Да, мне все интересно! Вот Сергей Борисович Проханов меня пригласил в свои хитовые спектакли «Ночь нежна» и «Путешествие дилетантов».

- На дом времени хватает?

- Хватает. Вот если бы он еще и был! Я снимаю квартиру. Купить новую пока не в состоянии. Какие цены! Это сколько же мне нужно работать? А вернулась я с двумя чемоданами и в кармане всего триста долларов... Это все, что я нажила в Америке. Баснословные гонорары за сериалы - сказки.

- Ну, вы, наверно, могли бы побороться за роль в каком-то художественном фильме?

- Никогда не боролась, а просить не умею. И не хочу. Я человек старого воспитания.

- Но ведь прежде вы были способны получить роль, не прося ее. Или все это - сказки?

- Мне везло. Ни один режиссер, у которого я снималась, не подкатывал ко мне, как мужчина. Да и замужем я была. Но такие случаи - не сказки. В некотором смысле я понимаю решение этих женщин. Оно только на первый взгляд кажется простым. На интимную близость с режиссером пускались и с отчаяния - годы летят, а хорошей роли все нет и нет и не будет, если не предпринять активных действий - лечь в постель к режиссеру, изображая пламенную страсть...

- Обычно этот вопрос задают мужчинам, но я все-таки спрошу: целуясь по сценарию с партнером, вы испытываете какие-то эмоции?

- То, что было в молодости, честно, не помню... А вот недавно пришлось целоваться с Астаховым... Нет, никаких эмоций. Просто работа. Требуется показать страсть, мы ее и показываем.

- Скажите, если вы все-таки остановите взгляд на каком-то мужчине... Не в кино, а в жизни... Каким он должен быть?

- Для меня главное, чтобы мужчина этот не был эгоистом и хорошо относился ко мне и моему ребенку. Хотелось бы, чтобы он был добрым... И обязательно с чувством юмора!
 

Беседу вел
Рудольф СИКОРСКИЙ
вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2006 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100Rambler's Top100