ПЕРСОНАЛЬНОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ
Анастасия ВЕРТИНСКАЯ:

«Я избегаю всего и всех...»

   Дочь великого шансонье, она по популярности не уступает своему знаменитому отцу. Сегодня Анастасия Вертинская мало снимается в кино и ушла из театра. Зато создала Фонд помощи актерам, выпускает музыкальные альбомы отца и издает книги.

- Анастасия Александровна, вы впервые появились на экране в фильмах «Алые паруса» и «Человек-амфибия», после которых за вами закрепилось амплуа романтической героини. А какая вы в жизни?

- Я не отношу эти роли к своим заслугам. Как актриса я состоялась все-таки позднее - в фильме «Гамлет». «Алые паруса» и «Человек-амфибия». Это были фильмы-грезы. Я никаких алых парусов никогда не ждала, тем более принцев под такими парусами.

- Вас не видно в постперестроечном кино. Нет достойных предложений?

- Нет картин. Например, мне сейчас предлагают сыграть маму киллера. Понимаете? Ролей пока нет, а может, и не будет вовсе. Но я совершенно не грущу по этому поводу и не могу сказать, что ушла из профессии.

- В театре сейчас тоже нет для вас ролей? Вы играли в «Современнике» и во МХАТе, Театре Вахтангова, Театре на Малой Бронной, Театре Пушкина...

- Это действительно неслабые театры, но дело в том, что я категорически не смогу больше шагнуть в структуру, которая называется коллектив. Я не хочу говорить про репертуарный театр дурных слов. Дай бог ему жизни!

- После ухода из МХАТа вы не переживали, что некоторое время вас никто не увидит на сцене?

- Как ни странно, это вечное, изматывающее актерское беспокойство наконец оставило меня. Судьба сделала мне подарок - я стала преподавать в Оксфорде актерское мастерство. Потом вместе с Калягиным мы работали в Швейцарии, в Европейской кинематографической школе, а затем во Франции...

- У вас был цикл телепередач на первом канале «Другие берега». Почему программа была закрыта?

- Героями передач были женщина-тореадор или католический священник Жак Гайо, или кто-нибудь еще - не звезды, а уникальные люди. Мне интересны люди с незаурядными судьбами, которые мыслят не так, как все. Моя программа показывала зрителям, что есть не только попытки отгадать четвертую букву в слове «мама», но и другие берега... сознания. Она стоила немалых денег, потому ее и закрыли.

- А почему не вышел на экраны фильм Юрия Кары «Мастер и Маргарита», в котором вы сыграли Маргариту? Это ведь последняя ваша крупная кинороль?

- Там снялись многие наши звезды: Гафт играет Воланда, Ульянов - Понтия Пилата, Филипенко - Коровьева... Но вопрос «Почему фильм не вышел?» - не ко мне.

- Вы с сестрой Марианной были самыми стильными и модными девушками столицы. Ваша внешность помогала вам в профессии?

- Все-таки нельзя отрицать, что на роли в первых моих фильмах меня утверждали из-за внешности. Но потом я старалась, чтобы мне присвоили не просто титул красивой женщины, а актрисы.

- В 15 лет у вас уже были толпы поклонников. Чем была для вас слава и как вы теперь относитесь к собственной популярности?

- Тот период назывался советским. Я не могла нанять себе телохранителя или белую машину с тонированными стеклами, чтобы ездить на работу. Добиралась я в театральный институт на троллейбусе, ходила среди всех. И не было никакой возможности отгородиться. Будучи не готовой к такой форме жизни, я была страшно травмирована. До сих пор боюсь толпы.

- Поэтому вы редко посещаете светские мероприятия?

- Я избегаю тусовки, где подбегающий корреспондент со вспышкой вызывает у меня столбняк. Я избегаю всего и всех. Потому что все это разрушает мою жизнь, мой мир. Мне этого не надо.

- Были ли у вас проблемы в личной жизни? Например, с выбором избранника? Какие качества в мужчинах вы цените прежде всего?

- Чем дольше я живу, тем больше прихожу к выводу, что мало разбираюсь в мужчинах. У меня в основном контакты с женщинами. Много подруг и почти нет друзей. Сказать, что вот таких-то мужчин я люблю, а таких-то не слишком, не могу. Я предпочитаю людей интеллигентных и, что совершенно точно, терпеть не могу жлобов. У меня два любимых мужчины - мой отец и мой сын. И эти два кумира в достаточной степени заполняют всю мою потребность в мужчинах.

- А какие они - ваши подруги и что вы цените в женщинах?

- Больше всего - ум. Женщины по природе своей вообще мудрее. Немаловажная вещь в дружбе - чтобы тебя никогда не предавали. Можно ссориться, ругаться, обижаться - только предательство недопустимо. Кстати, мужские измены для меня неактуальны.

- Ваши мужчины всегда верны вам?

- Ой, что вы... Просто когда я была влюблена в какого-нибудь мужчину, а он кокетничал с другой женщиной, то всегда поворачивалась спиной к этой мизансцене. Приучила себя так делать. Да, испытывала ревность, но инстинктивно понимала, что, если начну в это вникать, меня затянет. Женщина слаба, она ранима. И потом я рано поняла, что брак - не моя стихия. Я - не человек брака.

- Но вы ведь были замужем за Никитой Михалковым. И Александр Градский в одном из интервью рассказывал о вашей с ним семейной жизни...

- Я не знаю, что там говорил Градский, только я никогда не была за Сашей официально замужем. А вот Никита был моим мужем, причем хорошим. Но двум сильным личностям всегда трудно ужиться вместе. Наверное, Господь послал мне Никиту, чтобы у меня родился сын. А брак сам по себе - тяжелая ответственность и нагрузка. Это своего рода жертва. Я на такой подвиг не способна.

- А как же быть с любовью?

- Любовь всегда ненадолго, она не может быть вечной. Это прекрасное мгновение, которое нельзя ни остановить, ни задержать. И огромный дар Божий. Счастье, когда тебя окружает любовь, причем совсем не обязательно мужчин.

Рядом со мной близкие люди, и я совершенно счастлива в личной жизни. И спокойна, потому что не замужем и не волнуюсь из-за того, что в мои шестьдесят муж уйдет от меня к молодой женщине.

- С Никитой Сергеевичем вы как-то общаетесь?

- Было бы смешно, если бы у нас не сохранились хорошие отношения. Это такая пошлость, когда люди, разойдясь, пишут друг про друга в мемуарах: дескать, он подлец, обманул меня, бросил... Мы с Никитой большие друзья. Я знаю, что могу всегда обратиться к нему с любой просьбой.

- Что главное дали вам родители?

- Мой отец очень много дал. Он был добрым, любил детей, никогда не бывал мелочным. А еще был очень скромным. Отец очень здорово читал нам сказки, особенно Андерсена. Я полагаю, что все доброе, творческое и сердечное в моем характере - от отца, а все тяжелое, злостное, конфликтное - от жизни.

Отец был настоящим аристократом и, как настоящий аристократ, не гнушался никакой черной работы. Каждое утро он подметал пол, шел в магазин, покупал что-то, готовил завтрак. В нем не было никакого барства. С нами, детьми, он выстраивал отношения как с маленькими женщинами, делал нам комплименты.

- Как часто вы сейчас встречаетесь с Марианной и со своей мамой? Чем они сегодня живут?

- Мы общаемся каждый день, хотя живем в разных домах, но связь не теряем. Марианна - актриса Театра им. Вахтангова. Мама недавно выпустила в издательстве «Вагриус» книгу воспоминаний об Александре Николаевиче - «Синяя птица любви». Этим она и занималась все последнее время.

- Ваш сын Степан - известный ресторатор. Недавно он открыл ресторан «Вертинский». Вы, конечно, успели там побывать?

- Да, хотя я не частый посетитель ресторанов - люблю домашний образ жизни. «Вертинский» посвящен шанхайскому периоду эмиграции моего отца. В ресторане китайский повар и китайская кухня. Интерьер выбран Степаном, и я считаю, что он проявил тут талант. Мне нравятся и другие рестораны сына: «Снобс» и «Ваниль».

- Вы назвали Степана своим кумиром. Он хороший сын?

- Да. Если бы знала, что таким вырастет, то, может, и не ругала бы его в детстве за плохие оценки. Хотя разборы полетов я устраивала редко. Вообще считаю, что родители всегда должны быть на стороне детей, что бы те ни натворили. Самое главное, что должна дать ребенку семья, - это надежный тыл.

- У вас ведь трое внуков?

- Внучка Саша и два внука - Вася и Петруша. Саше 12 лет, Петруше 3 года, а Васе - 5. Я их обожаю.

- Сложно представить вас в роли бабушки.

- У меня иногда бывает Саша, но чаще я, конечно, езжу к ним на дачу. С легкой руки Васи все внуки зовут меня Нана, и ничего с этим не поделаешь. Мы часами играем с ними в разные смешные игры. Например, я залезаю под стол и пребываю в состоянии Багиры. Степан идет мимо: «Мам, ты опять под столом?» А я шепчу: «Я не мама, я - Багира».

- Вы занимаетесь благотворительностью, создали Фонд помощи актерам...

- Ко мне приходят самые разные люди, отдавшие жизнь театру: костюмеры, гримеры, художники... Они находятся за чертой бедности, и я не могу им отказать. Вот, например, есть у нас вдовы артистов Бернеса и Плятта. Мы взяли на себя задачу содержать их архивы, музеи-квартиры, потому что Министерство культуры абсолютно равнодушно к такого рода сюжетам.

- А кто помогает вам финансово?

- Те, кто сочувствует людям театра. Я никогда не унижусь, чтобы что-то получить для себя. Но для этих людей готова на многое. Пойду к любому банкиру, стерплю отказ, буду пробиваться в любую организацию - пусть меня вежливо примут или невежливо прогонят. Я не считаю это позором, хотя бывает, что настигает отчаяние...

- А как складываются ваши собственные отношения с деньгами?

- Мне кажется, что любовь к деньгам относится к порочным страстям. Если их сильно-сильно любить, то они станут тебя разрушать. Я видела очень много счастливых бедных людей. Хотя меня бедность миновала, слава богу. Мой сын все-таки в бизнесе. Я и сама зарабатываю деньги. В его бизнесе есть и моя доля. Конечно, я не ресторатор, а скорее кулинар.

- Вы любите готовить?

- Обожаю. Это для меня творческое состояние. Степа мечтает, чтобы в его ресторанах появились мои фирменные блюда. Когда на даче собираются друзья, я с удовольствием стою у плиты...

- Помимо семьи, внуков и благотворительного фонда чем еще вы сегодня занимаетесь?

- Реставрирую голос отца, по полгода провожу в студиях. Появилось уже четыре альбома фирмы «Богема мьюзик». И я горжусь этой работой. Как и тем, что недавно переиздала книгу мемуаров отца «Дорогой длинною»...

- Вы, конечно, знаете, что выглядите гораздо моложе своих лет. Как вам это удается?

- К сожалению, на лице человека отражаются все его пороки. Поэтому лучше не быть злым, не гнобить никого, не завидовать и не ревновать. Относительно секретов... Свое свободное время я с удовольствием трачу на наши косметические салоны... Но уверена: на сколько лет ты выглядишь, не имеет особого значения. Я видела красивые лица старых женщин. Например, Тамара Макарова. Она была потрясающе красива в старости. Лицо ее было благородно, глаза лучились, одета безупречно. Вот это должно стать идеалом каждой женщины.

- Интересно, как и где вы пополняете свой гардероб?

- Я отношусь к этому прагматично. Считаю, что каждодневная одежда должна быть удобной, комфортной, и не имеет значения, где ты ее покупаешь. Что касается престижной одежды... Не могу сказать, что я приверженка какого-то одного дома моды. Меня тянет к строгости, к классике.

- Как по-вашему - это счастье, если человек рождается талантливым?

- Это в любом случае испытание. Сразу входишь в такие сложные взаимоотношения с людьми... Хотя обычно, если Бог дает человеку талант, то потом этот талант оберегает. Но жизнь сложнее...
 

Беседу вела
Евгения УЛЬЧЕНКО
вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2006  ЗАО "Виктор Шварц и К"